Еврейский календарь
8 Элул
5778
Календарь
19 Августа
2018
Недельная глава:
Шофтим
ТЕМА НЕДЕЛИ
Рана потери
Хукат

Рана потери

рав Джонатан Сакс
13 июня 2018, 12:32

Мне понадобилось два года, чтобы оправиться после смерти моего отца, светлая ему память. По сей день, спустя почти 20 лет, я все еще не знаю почему. Он не погиб молодым или внезапно. Ему было хорошо за 80. На последних этапах жизни ему пришлось пройти через пять операций, каждая из которых еще больше лишала его сил. Кроме всего прочего я, как раввин, должен был вести службу на похоронах и утешать скорбящих. Я хорошо знал, что такое горе.

Раввины критично относятся к тому, кто слишком сильно и долго плачет. По их словам, сам Г-сподь говорит так о таких людях: “Вы более сострадательны, чем Я?” Маймонид утверждает: “Человек не должен становиться чрезмерно разбитым из-за смерти другого, ибо сказано: “Не горюйте за мертвыми и не оплакивайте их”. Это значит “не плачьте слишком сильно”. Ибо смерть - это один из путей этого мира, и тот, кто чрезмерно скорбит из-за них - дурак. За исключением редких случаев, предел скорби согласно еврейскому закону, составляет год, не больше.

Тем не менее, осознание этих вещей не сильно мне помогли. Мы не всегда властвуем над своими эмоциями. Утешение других также не сильно подготавливает нас к собственному подобному опыту. Еврейский закон регулирует внешнее поведение, а не внутренние чувства.

Я чувствовал черную дыру, пустоту у самого ядра существования. Это событие подавило мои чувства, лишив меня способности спать или фокусироваться; казалось жизнь проходила где-то вдалеке от меня и я был лишь зрителем, смотрящим фильм без звука. Это настроение в конечном итоге прошло, но в тот период я совершил одни из самых больших ошибок в своей жизни.

Я упоминаю об этом потому, что это связано с недельной главой Хукат. Самый яркий эпизод - это жалобы людей касательно недостатка воды. Моше совершает проступок, и хоть Г-сподь посылает воду через камень, Он приговаривает Моше к невыносимому наказанию: “За то, что у тебя не было достаточной веры в меня … ты не приведешь этих людей в землю, что Я тебе даровал”.

Комментаторы спорят о том, что именно Моше сделал не так. То ли тот факт, что он разозлился на людей (“Слушайте меня, бунтари”); то ли то, что он ударил камень вместо того, чтобы с ним говорить; или же то, что он сделал так, что ситуация выглядела, будто это Аарон даровал воду, а не Б-г (“Стоит ли нам добыть вам воду из этого камня?”)

Что озадачивает еще больше, так это почему он потерял контроль в этот момент. Он и раньше сталкивался с этой проблемой, однако никогда не выходил из себя. В главе Исход, 15 израильтяне жаловались о том, что воду невозможно было пить из-за горечи. В главе Исход, 17 они жаловались на отсутствие воды. Б-г велел Моше ударить посохом по камню и вода потекла из него. Поэтому, когда в текущей главе Г-сподь велит “Взять посох… и говорить с камнем”, несомненно можно понять, что Моше просто совершил ошибку, проделав тот же процесс, что и когда-то в прошлом. Моше следовал прецеденту. Но если Б-г не хотел, чтобы Моше бил камень, зачем тогда велел ему взять посох?

Что еще сложнее понять, так это порядок событий. Г-сподь уже сказал Моше, что нужно сделать. Собрать людей. Поговорить с камнем и появится вода. Это было до того, как Моше произнес свою жесткую речь, начиная с “А теперь слушайте, бунтари”. Можно понять потерю самообладания в момент, когда кто-то сталкивается с проблемой, которая кажется нерешаемой. Подобное случалось с Моше и тогда, когда израильтяне жаловались на нехватку мяса. Однако, совершенно нет никакого смысла поступать так, когда Г-сподь уже сказал, что необходимо предпринять: “Говори с камнем… он даст вам воду и ты принесешь ее израильтянам”. У Моше было решение проблемы. Почему же он был так взволнован этой ситуацией?

Только после того, как я потерял отца, я наконец понял этот отрывок. Что случилось за мгновения до? В первом отрывке главы говорится: “Люди остановились у Кадеша. Там погибла Мириам, и там она похоронена”. И только после этого говорится о том, что не было воды. Древняя традиция говорит о том, что люди получали благословения от чудесного источника благодаря Мириам. Когда она умерла, вода исчезла.

Однако мне кажется, что более глубокая связь кроется не в смерти Мириам и нехватке воды, а в ее смерти и потери Моше эмоционального равновесия. Мириам была его старшей сестрой. Она наблюдала за его судьбой, когда он, еще будучи ребенком, плыл в корзине по реке Нил. У нее хватило смелости поговорить с дочерью Фараона и попросить ее о том, чтобы Моше воспитывал еврей. Чтобы он мог воссоединиться с матерью и знать, к какому народу он принадлежит. Он был обязан ей своим чувством идентичности. Без нее Моше никогда бы не стал представителем Б-га, дарителем закона, освободителем и пророком. Потеряв ее, он лишился не только сестры, но и человеческой основы своей жизни.

Сталкиваясь с горем, мы теряем контроль над своими эмоциями. Мы злимся тогда, когда ситуация требует от нас покоя. Мы бьем тогда, когда стоит говорить; мы говорим тогда, когда стоит молчать. Даже тогда, когда сам Г-сподь Б-г говорит о том, что необходимо сделать, мы, а в данном случае Моше, слушает одним ухом. Мы слышим слова, но они не доходят до сознания. Маймонид задает вопрос о том, как возможно то, что Яаков, пророк, не знал, что его сын Иосиф был жив. И тут же отвечает тем, что это обусловлено горем, в котором пребывал Яаков. У камня Моше был не столько пророком, сколько человеком, который потерял сестру. Он был безутешен и не контролировал ситуацию. Моше был величайшим пророком, но он также был и человеком.

Наша недельная глава о смертности. Вот в чем дело. Б-г вечен, а мы эфемерны. Как говорим мы в молитве на Рош-а-Шана и Йом Кипур: “мы - фрагмент керамики; травинка; цветок, что увянет; тень; облако; дуновение ветра”. Мы - пыль и к пыли вернемся, Г-сподь же вечен.

 

С одной стороны, ситуация с камнем - это история о грехе и наказании: “За то, что у тебя не было достаточной веры в меня… ты не приведешь этих людей в землю, что Я тебе даровал”. Мы не можем быть до конца уверены в чем именно заключался проступок Моше или почему он повлек такое страшное наказание. Однако, в чем мы можем быть уверены, так это в территории, на которой происходило действие.

Тем не менее, мне кажется, что здесь, как и во многих других местах в Торе, кроется история под историей, и она совсем иная. Хукат говорит о смерти, потерях и утратах. Мириам умирает. Аарон и Моше узнают, что не войдут в обетованную землю. Аарон умирает и люди оплакивают его тридцать дней. Вместе они составляли лучшую команду лидеров, которую знавал еврейский народ. Моше - высший пророк, Аарон - первый первосвященник, Мириам - возможно величайшая среди них. Глава говорит нам о том, что у каждого из нас есть свой Иордан, который мы не перейдем; земля, в которую мы не попадем. “Не тебе завершать задание”. Даже самые великие - смертны.

Вот почему отрывок начинается с ритуала Красной Коровы, чей прах смешанный с пеплом кедрового дерева и алой шерстью, растворяют в “живой воде”, а воду опрыскивают над теми, кто имел контакт с мертвыми, чтобы они могли войти в святилище.

Это один из самых фундаментальных принципов иудаизма. Смерть оскверняет. Для большинства религий на протяжении истории, жизнь после смерти казалась более реальной, чем сама жизнь. Египтяне считали, что именно там живут боги. Греки, римляне и многие примитивные племена считали, что там живут наши предки. Многие христиане считали, что там мы находим справедливость. Многие мусульмане думали, что там находится рай.

Жизнь после смерти и воскрешение мертвых являются фундаментальными, неопровержимыми принципами еврейской веры, однако Танах предпочитает не говорит об этом. Он сосредотачивается на поисках Б-га в этой жизни, на этой планете, вопреки нашей смертности. “Мертвые не восхваляют Б-га” - говорит Псалом. Б-га следует найти в самой жизни, с ее трудностями и опасностями, утратами и скорбью. Может мы и являемся просто пылью, как говорил Авраам, однако жизнь - это бесконечный поток, “живая вода”, и обряд Красной Коровы символизирует это.

С большой тонкостью Тора смешивает закон и повествование вместе - закон перед рассказом, ибо Г-сподь обеспечивает нас лекарством до болезни. Мириам умирает. Моше и Аарон переполнены горем. Моше теряет контроль и им обоим напоминают о том, что они оба смертны и умрут до того, как войдут в землю. Но это, как сказал Маймонид, “пути жизни”. Мы - воплощенные души. Мы плоть и кровь. Мы стареем. Мы теряем тех, кого любим. Внешне мы максимально сохраняем контроль, однако внутри мы громко плачем. Жизнь, тем не менее, продолжается, а то, что мы когда-то начали, продолжат другие.

Те, кого мы любили, продолжают жить внутри нас, как будем жить и мы в тех, кого любим. Ибо любовь имеет ту же силу, что и смерть; и добро, которое мы вершим, никогда не умирает.

 

Перевод Анастасии Яценюк

Присоединяйтесь в Telegram

Другие статьи

Последние статьи

Уроки главы «Хукат»
Полный текст главы "Хукат"
Праведники не умирают
Заповедь красной коровы
Законы запрета на «лашон хара» – злословие