Еврейский календарь
4 Элул
5778
Календарь
15 Августа
2018
Недельная глава:
Шофтим
ТЕМА НЕДЕЛИ
Приношение за грех
Ваикра

Приношение за грех

рав Джонатан Сакс
09 марта 2018, 13:22

Глава Торы «Ваикра» рассказывает о жертвоприношениях, и хотя эти законы не действенны уже более двух тысяч лет (с момента разрушения Храма), моральные принципы, которые они воплощают, по-прежнему бросают нам вызов.

Один набор жертвоприношений, подробно изложенный в этой недельной главе, требует особого внимания: chattat - искупление греха. Рассматриваются четыре разных случая: помазанник (первосвященник), собрание (синедрион или верховный суд), принц (король) и обычный человек. Так как их роли в сообществе были разными, то и форма искупления тоже разнилась.

Приношение за грех осуществлялось только за большие грехи, за те, которые несли наказание за karet - быть обрезанным, и только если они были совершены непреднамеренно. Это могло случится только в двух случаях: 1) если человек не знал законов (например, что готовка запрещена в субботу) или 2) если человек не знал фактов (что сегодня, например, уже суббота).

Непреднамеренные грехи стоят на полпути между преднамеренным (когда вы знаете, что то, что вы делаете не есть хорошо) и не добровольным действием (когда вы не можете действовать свободно, кто-то, например, держит дуло пистолета у вашей головы). Преднамеренные грехи нельзя искупить жертвоприношением. Недобровольные действия и вовсе не нуждаются в искуплении. Таким образом, приношение за грех ограничивается средним диапазоном деяний, где вы оступились, но не знали, что что-то сделали неправильно.

Вопрос очевиден: почему вообще, непреднамеренные грехи требуют искупления? Какая вина здесь имеет место быть? Оступившийся не хотел так поступать. Если бы грешник (преступник) знал факты и законы в то время, как совершал свое действие, он бы не сделал того, что сделал. Почему же он должен пройти процесс искупления? Комментаторы дали множество ответов.

Рав Самсон Рафаэль Хирш и Рав Давид Цви Хоффман дают самое прямое объяснение. Незнание - будь-то факта или закона - является формой халатности. Мы должны знать закон, особенно в самых серьезных случаях. Мы также должны проявлять бдительность: мы должны знать, что мы делаем. Это является основополагающим обязательством, особенно в отношении наиболее серьезных областей поведения.

Абарбанель утверждает, что приношение за грех не столько мера наказания, сколько торжественное предупреждение против этого греха в будущем. Совершение жертвоприношения с привлечением значительных усилий и затрат было ярким напоминанием о том, что человеку следует быть более внимательным и осторожным впредь.

Нахманид предполагает, что жертва за грех была принесена не из-за того, что привело к греху, а из-за того, что следовало после. Грех, даже без намерения, оскверняет. “Причина заблудших душ кроется в том, что все грехи (даже если они совершались невольно) порождают “пятно” на душе омрачая ее пороком, а душа заслуживает того, чтобы ее принял Создатель только тогда, когда она чиста от всякого греха”.

Покойный Любавичский Ребе, следуя мидрашской традиции, предложил четвертый вариант. Даже непреднамеренные грехи свидетельствуют о чем-то неправильном со стороны совершающего. Плохие вещи не происходят по вине хороших людей. Мудрецы говорили, что Б-г не позволяет даже праведным животным поступать неправильно; уж тем более Он защищает самых праведных людей от ошибок и неудач. Следовательно, с человеком, совершившим плохое, что-то не так.

Эта точка зрения, характерная для хабадского подхода с акцентом на психологию религиозной жизни, разделяет более, чем мимолетное сходство с “анализом бессознательности” Зигмунда Фрейда, что породил такое понятие как “фрейдистская промашка”. Высказывания или действия, которые кажутся непреднамеренными, часто передают желания и мотивы, что таятся в нашем подсознании. В самом деле, такое мы часто видим в бессознательности, чем в моменты, когда человек действует в полном знании, взвешивая все. Непреднамеренные грехи предполагают, что что-то не так в душе человека. Именно эта ошибка и может лежать под порогом сознания, которое искупается при помощи chattat.

Какому бы объяснению мы не последовали, chattat представляет собой идею, знакомую нам по закону, но незнакомую в западной этике. Наши поступки влияют на мир.

Под влиянием Иммануила Канта мы пришли к мысли, что все, что имеет значение для морали - это воля. Если наша воля добра, то и мы хороши, независимо от того, что мы делаем. Мы судимы по нашим намерениям, а не поступкам. Иудаизм осознает разницу между доброй волей и плохой. Вот почему преднамеренные грехи нельзя искупить жертвой, а непреднамеренные можно.

Сам факт того, что непреднамеренные грехи можно искупить, не означает то, что мы можем отгородиться от ответственности за наши действия одной лишь фразой “Я не хотел этого делать”. Плохое было сделано и сделано было нами. Поэтому мы должны выполнить акт, сигнализирующий о нашем раскаянии. Мы не можем просто развернутся и уйти, как будто ничего не случилось.  

Много лет назад светский еврейский писатель сказал мне: “Разве иудаизм не полон виновности?” На что я ему ответил: “Да, но он также полон и прощения”. Вся суть приношения за грех заключается в прощении. Однако иудаизм делает серьезное моральное заявление, когда отказывается делить человеческую личность на две сущности - тело и душу, действие и намерение, объективность и субъективность, мир “там” и “здесь”. Это, однако, сделал Кант. Он утверждал, что все, что имеет нравственное значение - это то, что происходит “здесь” - в душе.

Не случайно ли культура, которая больше всех была под влиянием Канта, была той культурой, что породила Холокост? Я ни в коем случае, упаси Г-сподь, не имею в виду, что мудрец Кенигсберга был хоть как-то причастен к этой трагедии. И все же, многие хорошие и порядочные люди не предприняли ровным счетом ни-че-го, чтобы противостоять одному из величайших преступлений человека против человека. Многие из них считали, что их это не касается. Если они конкретно не причинили ни одному еврею никакого вреда, то чего, собственно, им чувствовать вину? Однако результат их действия, а точнее бездействия, имел реальные последствия в физическом мире. Культура, которая ограничивает мораль лишь умом - это культура, которая не обладает адекватной защитой от вредоносного поведения.

Приношение за грех напоминает нам о том, что то, что мы делаем, даже если мы делаем это без намерения, требует искупления. Мораль, что говорит о действии, а не только намерении (о том, что происходит через нас, даже если мы этого не хотели), более убедительна, более верна для человеческой природы, чем та мораль, что говорит только о намерениях.  

 

Перевод Анастасии Яценюк

Присоединяйтесь в Telegram

Другие статьи

Последние статьи

Кризис самоидентификации
Полный текст главы "Ваикра"
Между фатумом и случаем
Момент сокровенной близости
К чему Мне жертвы ваши?