Еврейский календарь
6 Элул
5778
Календарь
17 Августа
2018
Недельная глава:
Шофтим
ТЕМА НЕДЕЛИ
Искусство в каждом шаге
Тецаве

Искусство в каждом шаге

рав Джонатан Сакс
23 августа 2017, 11:05

Почему недельной главе «Тецаве» Тора так подробно и выразительно рассказывает нам про одежды, которые обязаны носить коэны и коэны-гадоль? “Пусть носят они специальные одеяния: гошен, эфод, авнет, меиль и ктонет, мицнафет и мигбат.  И приблизь его сыновей, и облеки их в хитоны, и перепояшь их поясами - Аарона и его сыновей, и навяжи на них головные уборы... Чтобы они могли служить мне”.

В целом, иудаизм скептически относится к внешнему виду. Царь Шауль (1 король Израиля) выглядел подходяще - был несравненным, ростом выше кого-либо, а вот морально был весьма мал. Он скорее следовал за людьми, чем вел их. Б-г сказал Самуилу, что отверг Шауля, и теперь он должен помазать на короля одного из сыновей Иссайи. Когда Самуил пришел в дом Иссайи ему показалось, что один из них выглядел подходяще, однако Б-г сказал, что тот ошибается.    

Но Б-г сказал Самуилу: “Не обращай внимания на его лицо или рост… Б-г не смотрит на те вещи, на которые смотрят люди. Люди оценивают внешний вид, Б-г смотрит на сердце”.

Внешность обманчива, и как я уже упоминал - еврейское слово для какого-либо предмета одежды идет от того же слова, которое означает “предавать”. Пример есть в исповеди Ашамну-багадну “Мы предали, мы виновны”. Яаков использовал одежду Эйсава в своем предательстве. Позже, братья Йосефа поступили аналогично с его окровавленной туникой. В одной только книге Генезис около 6 таких примеров. Тогда зачем Б-г говорит о том, что коэны должны носить отличную от других одежду при службе в переносном, а позже и в постоянном Храме?

Ответ дает фраза из двух слов, которую мы встречаем дважды в этой недельной главе - она объясняет, что должны олицетворять специальные одежды коэнов: le-kavod ule-tifaret, что значит “для достоинства и красоты”. Эти слова непривычны для Торы, как минимум в контексте человека. Слово tifaret - красота, великолепие, появляется в Торе всего три раза: дважды в этой недельной главе и один раз, весьма поэтично и, в некотором смысле, с другим значением во Второзаконии.

Слово kavod - достоинство, слава, появляется 16 раз, и в 14 из них речь идет о великолепии Б-га. Дважды оно встречается в нашей недельной главе - единственные случаи, когда это слово употреблено в отношении человека. Так что же тут происходит?

А ответ таков - они представляют эстетическое измерение. Хотя оно обычно и не занимает слишком видное место в иудаизме. Это нечто, что мы соединяем с культурами - миром вне Торы. Великие империи: Месопотамия, Египет, Ассирия, Вавилон, Греция и Рим, строили огромные дворцы и храмы. Их королевские дворы выделялись изумительными мантиями и плащами, коронами и регалиями, каждый ранг имел свою форму и свои украшения.

В отличие от них, иудаизм, как правило, ведет себя весьма по-пуритански в своем избегании “пышностей” и “демонстраций”. Поклоняясь невидимому Б-гу, иудаизм обесценивает визуализацию в пользу речи и слуха: ведь чаще слышны слова, чем видимо присутствие.

Тем не менее, служба в Мишкане (переносной Храм) и в Храме была другой. Здесь внешность - достоинство и красота, играли роль. Почему? Маймонид дает такое объяснение:

Для того, чтобы восхвалять Храм, те, кто служили там, получали большой почет, поэтому священники и Левиты должны были отличаться от остальных. Было указано, что священники должны быть одеты в самые роскошные и прекрасные одежды - “святые одежды для великолепия и красоты”... Для большинства, человек не должен оцениваться его обычным видом, а… красотой его одежд, Храм должен был содержаться в большом почтении, всеми без исключения. (Путеводитель растерянных, III:45)  

Объяснение весьма понятное, но в нем есть намек на пренебрежение. Похоже, что Маймонид говорит о том, что для тех, кто понимает истинную природу религиозной жизни, внешность вообще не играет роли. Но “большинство” (массы) совсем не такие. На них производит немалое впечатление видимая значимость, блеск золота, камни в Гошене (специальном нагруднике коэна), богатый шик багряного и фиолетового, чистота белых льняных одежд.

Майкл Вышогрод в своей книге “Тело Веры” (1983) показывает еще более четкий пример эстетического измерения иудаизма. Он говорит, что на протяжении истории искусство и культ всегда были тесно связаны, и иудаизм не исключение. Архитектура Храма требует наличия пространственного мышления, которое стимулирует изобразительное искусство как ничто другое. Мы должны не забывать, что среди множества артефактов, оставленных предыдущими цивилизациями, для ритуального использования предназначались лишь самые искусные и те, что имели наивысшие эстетическое значение.

Вышогрод утверждает, что постбиблейский иудаизм, в большей степени, не делал особо выдающегося вклада в искусство и музыку. Даже сегодня мир соблюдающего еврейства держится вдали от великих писателей, художников, поэтов и драматургов. Хотя будьте уверены - существует огромное количество религиозных песен. По большому счету “наши артисты покидают еврейское сообщество”, говорит Вышогрод. Он уверен, что это представляет собой духовный кризис. “Воображение поэта - это отражение его духовной жизни. Миф и метафора - это валюта тандема религии и поэзии. Поэзия - одна из сильнейших сфер, в которой присутствует религиозная экспрессия. Тоже самое касается музыки, драмы, рисования и танца”.

Рав Авраам Кук надеялся, что возвращение в Сион простимулирует ренессанс еврейского искусства, ведь есть в религиозной жизни значимое место для красоты, особенно в Avodah - в “служении”, которое когда-то подразумевало жертвоприношение, а сейчас означает молитву.

Результаты последних исследований в области неврологии, эволюционной психологии и поведенческой экономики показали, что вне сомнений мы, в большей мере, не являемся рациональными животными. Нет, мы не лишены мотивации, но причина сама по себе не побуждает нас к действию. Поэтому нам необходимы эмоции. Они проходят глубже префронтальной коры (центр сознательного отражения). Искусство как раз и обращено к эмоциям. Оно движет нами сильнее, чем слова.

Именно поэтому большое искусство имеет ту духовность, которую невозможно выразить ничем иным - только через искусство. Это относится и к визуальной красоте и великолепию службы в Мишкане и Храме, включая плащи и пояса священнослужителей. В репетиции Мусафа к Йом Кипур есть поэма, которая в совершенстве отображает упомянутое. Она о появлении первосвященника, который закончил службу и вышел из Святая Святых:

Как яркость купола небес

Как вспышка ангельского света

Как синь небесная цицита

Как свет радуги чудес

Как прелесть утренняя розы

Как диадема на челе царя

Как свет влюбленных глаз

Как чистоты ярчайший ореол

Как тайная мольба к Вершинам

Как первый свет звезды Востока -

Первосвященника явленье

Теперь мы можем охарактеризовать эстетику в иудаизме - это искусство, посвященное великолепию Б-га. Это доказательство того, что слово kavod - великолепие, в Торе относиться только к Б-гу и к коэну, который несет службу в доме Г-споднем.

Иудаизм не верит в искусство ради искусства, только в искусство служения Вс-шнему. Своим служением мы отдаем Ему частичку той красоты, которую он вложил в этот мир. В заключение, вы уже должны понимать разницу между древним Израилем и Грецией. В то время как греки верили в святую красоту, евреи верили в красоту святости. В работе тоже есть место для прекрасного. Как говорилось в песни у моря “zeh Keili ve-anvehu”: “Это мой Б-г, и я буду его украшать”. Прекрасное вдохновляет любовь, а из любви вытекает желание сердца служить…  

 

 Перевод Анастасии Яценюк

Присоединяйтесь в Telegram

Другие статьи

Последние статьи

Вдохновение и упорство
Куда пропал Моше?
Полный текст главы "Тецаве"
Смотрите вглубь
Корень злословия