Двойственность еврейского времени - Ujew

Двойственность еврейского времени

Двойственность еврейского времени
Количество просмотров 164 Количество комментариев 0

Наряду со святостью места и человека, есть еще и святость времени. Об этом говорит глава Эмор в своем списке праздников.

Время играет большую роль в иудаизме. Первой вещью, которую Б-г назвал святой был день - Шабат в конце творения.

Первая мицва, данная евреям как народу еще до Исхода, была заповедью об освящении времени, осуществляемая посредством ведения и применения еврейского календаря.

Пророки были первыми людьми в истории, которые увидели в ней Б-га, которые считали время ареной встречи Б-га и человека. В сущности, любая другая религия и цивилизация отождествляет Б-га, реальность и истину с безвременностью.

Исайя Берлин цитировал Александра Герцена, который говорил о том, что у славян нет истории, только география. У евреев, по его словам, дело обстояло иначе: много истории и практически никакой географии. Много времени и мало места.

Поэтому время в иудаизме является существенным понятием в духовной жизни. Однако, есть одна особенность в еврейском подходе ко времени, которая получила внимания меньше, чем заслуживает: двойственность, которая проходит через всю временную структуру.

Возьмем, к примеру, календарь. Христианство использует солнечный календарь, ислам - лунный; иудаизм использует оба. Мы считываем время как по месячному циклу луны, так и по сезонному циклу солнца.

Теперь рассмотрим день. Дни, обычно, имеют точку начала, будь то в сумерках или на рассвете или (как на Западе) где-то посередине. Для календарных целей, еврейский день начинается на закате (“И было это и утро и вечер в один день”). Тем не менее, если мы рассмотрим структуру молитв (утренняя установленная Авраамом, дневная Исааком, вечерняя Иаковом) то увидим, что поклонение дню начинается утром, а не вечером предыдущего дня.

Года тоже обычно имеют одно фиксированное начало - “Новый Год”. В иудаизме, согласно Мишне, существует не менее четырех “Новых Годов”. 1-е Элула - новый год десятины животных; 15 Швата - новый год деревьев. Это второстепенные даты, а есть еще две других, более фундаментальных.

Согласно Торе, первым месяцем считается Ниссан. Это был день, когда земля высохла после потопа. Это был день, когда израильтяне получили первую заповедь как народ. Годом позже, это был день, когда возвели скинию и началось служение священников. Но праздник “Нового Года”, который мы называем Рош-а-Шана, выпадает на пол года позже.

Святое время само по себе происходит в двух формах, об этом четко говорит Эмор. Есть Шабат и есть праздники, о которых говорится отдельно. Шабат был освящен Б-гом в начале времен и навеки. Праздники освящаются еврейским народом, людьми, которым были даны полномочия и ответственность за установление и ведение календаря.

Отсюда и различия в благословениях, которые мы говорим. В Шабат мы восхваляем Б-га, который “освящает Шабат”. На праздники мы восхваляем Б-га, который освящает “Израиль и святые времена”, подразумевая, что Б-г освящает Израиль, который в свою очередь освящает время, определяя на какие дни выпадают праздники.

Даже в пределах праздников есть двойственный цикл. Один из них состоит из трех паломнических праздников: Песах, Шавуот и Суккот. Эти три дня представляют ключевые исторические моменты на заре еврейского времени: исход, дарение Торы, сорок лет в пустыне. Эти праздники - праздники истории.

Другой формируется числом семь и концепцией святости: седьмой день - Шабат; седьмой месяц Тишрей и его три праздника (Рош-а-Шана, Йом Кипур и Суккот); седьмой год Шамита; и юбилей, отмечающий семилетний цикл.

Это время (кроме Суккота, который относится к обоим циклам) имеет больше общего не с историей, а с тем, что (из-за отсутствия более удачного слова) мы называем метафизикой и юриспруденцией; окончательные истины о вселенной, о природе человека, о законах, как природных так и моральных, согласно которым мы живем.

Каждый из этих праздников касается создания (Шабат - напоминание о нем, Рош-а-Шана - годовщина), божественного суверенитета, справедливости и наказания, природы человеческой жизни, смерти и смертности. На Йом Кипур мы имеем дело с правосудием. В Суккот - Шмини Ацерет мы молимся о дожде, празднуем природу и читаем книгу Екклесиаста - самую глубокую медитацию Танахи о смертности.

На седьмой и юбилейный год мы признаем полное правление Г-спода над землей обетованной и детьми Израиля. Поэтому, именно в этот период мы отпускаем рабов, прощаем долги, даем земле отдохнуть и возвращаем большинство земель их первоначальным владельцам. Все это связано не с вмешательством Б-га в историю, а с Его ролью в качестве Создателя и владельца вселенной.  

Один из способов увидеть разницу в циклах - сравнить молитвы на праздники Песах, Шавуот и Суккот с молитвами на Рош-а-Шана и Йом Кипур. Амида на Песах, Шавуот и Суккот начинается со слов “Ты выбрал нас из всех народов”. Акцент делается на еврейство.

Амида на Рош-а-Шана и Йом Кипур начинается со слов “Все, что Ты сделал, все, что Ты создал”. Акцент делается на универсальности: суждение, которое затрагивает все творение, все живое.

Даже Суккот имеет заметную универсальную направленность, со своими семью жертвенными быками, которые представляют “семьдесят народов”. Согласно Захарии, это праздник, который однажды будет праздноваться всеми народами.

Почему двойственно? Потому что Г-сподь одновременно и Б-г природы, и Б-г культуры. В общих чертах, Он Б-г для всех, и для людей завета в частности. Он автор и научных законов и религиозно-этических (заповеди).

Мы встречаем Б-га как в циклическом времени, которое представляет движения планет, так и в линейно-историческом, которое представляет события и эволюцию нации, частью которой мы являемся. Эта самая двойственность порождает два типа лидера: пророка и священника, и, соответственно, два различные сознания времени, которое каждый из них представляет.

Еще со времен древних греков, люди искали единственный принцип, который объяснил бы все; точку, благодаря которой Архимед стремился сдвинуть мир; уникальную перспективу (которую философы называют “видом с ниоткуда”), благодаря которым можно было бы увидеть всю правду во всей ее объективности.

Иудаизм говорит нам о том, что таких понятий не существует. Реальность гораздо сложнее. Нет даже единого концепта времени. Нам необходимо как минимум два измерения, чтобы увидеть реальность в ее трех измерениях, а это относится ко времени точно также, как и к космосу. У еврейского времени сразу два ритма.

Иудаизм относится к духу, как теория комплементарности Нильса Бора к квантовой физике. В физике, свет - одновременно и волна, и частица. В иудаизме время - и природное, и историческое. Неожиданно, даже контр-интуитивно. Но как мил отказ упрощать насыщенную сложность времени: тикающие часы, растущее дерево, стареющее тело и постоянно развивающийся разум.

 

Перевод Анастасии Яценюк

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.