Учим наших детей - вопросы Пасхального Седера. Часть 2 - Ujew

Учим наших детей - вопросы Пасхального Седера. Часть 2

Учим наших детей - вопросы Пасхального Седера. Часть 2
Количество просмотров 616 Количество комментариев 0

В предыдущей статье мы с вами говорили о том, как важно при обучении использовать систему вопросов и ответов. Мы объяснили, почему вопросы нужно поощрять. Недавно в одной еврейской газете мне на глаза попалась печальная история, прочитав которую я остался под сильным впечатлением. Хочу поделиться этим с вами.

 

Человек написал письмо раввину, в котором признался, что никогда не поддерживал тесных отношений со своими детьми. Он тратил жизнь на карьеру, а дети всегда оставались на втором плане. И вот, он чувствует, как сильно перед ними виноват. Теперь, когда он постарел, он сожалеет об этом и просит совета, как восстановить отношения, сделать их более наполненными и теплыми.

Раввин ответил, что исправить ситуацию можно, есть разные способы, но сначала человек должен спросить самого себя, почему он хочет что-то изменить: потому ли, что чувствует себя «виновным» и его мучает совесть? Или потому, что заботится о своих детях и хочет, чтобы у них был отец? Другими словами, он хочет близости с детьми, потому что ему это нужно или потому, что он хочет сделать что-то хорошее для своих детей? До тех пор, пока он не сможет ответить на этот вопрос, невозможно думать об исправлении ситуации.

 

Дети обладают природной любознательностью. Они заинтересованы в получении знаний, в изучении мира.

Если мы хотим, чтобы наши дети задавали вопросы, мы должны позаботиться о том, чтобы они задавали вопросы. Но при этом нельзя забывать, что заставить ребенка невозможно и обмануть невозможно тоже! Ребенок очень чувствителен и способен немедленно обнаружить ложь!

 

Семилетний Янкель шел по улице с мамой. У нее было три сумки в одной руке и две сумки в другой, и при трех градусах мороза дул сильный ветер и валил снег. Они подошли к глубокой луже. Янкель, движимый природным любопытством, спросил: «А что будет, если топнуть по луже? Это вызовет большой всплеск или маленький?»

«Что!? Не смей! Ты станешь мокрый, и я тоже промокну! Просто смотри, куда ставишь ногу! Иди аккуратно!».

Через две минуты Янкелю уже интересен проезжающий мимо автобус. Он смотрит на него и думает о людях, которые ездят в автобусах, и о тех, кто эти автобусы водит. «Мама, а чтобы выучиться на водителя автобусов нужно идти в специальную школу? А меня примут в такую школу?»

«Автобусы! Янкель, давай просто живыми и невредимыми доберемся домой!»

И это продолжается до тех пор, пока они не входят в дом.

Вечером того же дня Янкель играет. Мать окликает его.

«Янкель, что ты узнал сегодня в школе?»

«Ничего».

«Что?! Ничего интересного?!...»

«Нет, действительно, мам, ничего...»

 

На самом деле, Янкель сегодня узнал много нового, и у него, вероятно, возникло немало интересных вопросов, связанных с этим. Но у него больше нет желания задавать эти вопросы. Потому что, когда он что-то попытался спросить у матери, его вопросы оказались совершенно «ненужными», мать разрушила его доверие своим нежеланием отвечать на какие бы то ни было вопросы. И теперь, когда она хочет, чтобы сын обсуждал с ней что-то, делился, что-то спрашивал, он этого уже не хочет.

 

 

Как нам обрести уверенность в том, что наши дети будут задавать вопросы во время Пасхального седера? Над этим нужно заранее и основательно поработать. Дети, с их естественной любознательностью, всегда задают вопросы, а мы должны сформировать у них убежденность, что все, что они знают, все, чем интересуются, все, что им до конца непонятно, - по-настоящему волнует нас.

 

В действительности есть дети, которым трудно задавать вопросы, и автор Агады специально о них говорит и даже советует, как «открыть им рот»… Но, в основном, у большинства детей нет с этим проблем. И это именно те дети, о которых мы сейчас говорим.

Если они знают, что мы хотим, чтобы они задавали вопросы, то в ночь Седера они обязательно будут спрашивать, и это будут те вопросы, которые строят нашу традицию из поколения в поколение.

Свою статью я хочу закончить с красивой историей, рассказанной великим Гаоном Равом Ашером Вайссом из Иерусалима на Бар-мицве Ариэля Гольдшмидта, сына главного раввина Москвы рава Пинхаса Гольдшмидта.

 

Во время Холокоста жил такой очень известный Рав Эфраим Ошри. До войны и после войны он занимался решением ѓалахических вопросов. Во время войны он попал в Каунасское гетто, бывал и в других гетто.

Как к раввину люди обращались к нему со множеством насущных проблем. Он выжил и после войны написал книгу, в которой привел все эти вопросы и дал ответы на них.

Один из вопросов был задан евреем по имени Моше Голдкорн, однажды пришедшим к раву Ошри с окровавленным ртом. Он вошел, а кровь изо рта продолжала сочиться. Рав встревожился: «Ой вэй! Что случилось?»

С трудом произнося слова, Моше ответил: «Я был на выпечке мацы и нацисты поймали меня. Когда они поняли, чем я занимаюсь, они выбили мне зубы… ...Уважаемый рав, у меня вопрос...»

 

Мы могли бы сейчас подумать, что уже знаем вопрос этого бедного человека. Наверное, он хотел, чтобы рав ответил ему, почему Вс-вышний наказал его за мицву. Или, может быть, «почему евреи так страдают»? Или что-то вроде того...

Но нет! Не это он хотел спросить!

«Видите ли, моя семья не ест геброкст... (это замоченная в воде маца, она не хомец, но некоторые евреи имеют минхаг — соблюдают обычай — не есть это на Песах). Но теперь, когда у меня нет зубов, чтобы грызть мацу, как мне быть? Единственный способ - вымочить в воде. Вопрос: я должен замочить мацу и сломать обычай моей семьи или не есть мацу совсем?!»

Рав Вайсс продолжал: «Многие люди спрашивают меня, каким был ответ?..

Когда люди жалуются, что им не хватает того-то и того-то, я привожу эту историю говорю, что никогда даже не смотрел, какой там ответ. Потому что секрет выживания еврейского народа не в ответах, данных раввинами, а в тех вопросах, которые им задали!»

 

Автор: Раввин Бецалель Мандел

 


         

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.