Учим наших детей – вопросы Пасхального Седера. Часть 1 - Ujew

Учим наших детей – вопросы Пасхального Седера. Часть 1

Учим наших детей – вопросы Пасхального Седера. Часть 1
Количество просмотров 677 Количество комментариев 0

В каждом еврейском доме дети с нетерпением ждут того момента, когда их попросят поставить 4 вопроса. Галаха утверждает, что прежде, чем начнется рассказ об истории выхода из Египта, ребенок должен спросить, почему ночь на Песах отличается от обычной ночи и почему нет хомца (квасного) на столе? И почему тут марор (горькая зелень)? И почему мы один раз макаем карпас (вареную картофелину, редьку, сельдерей и др.) в соленую воду, а второй раз — марор в харосет (смесь толченых орехов, измельченных фруктов, специй, вина)? И почему все почти лежат на свои стульях, ... развалившись?..

А что делать, если нет ни одного ребенка на седер-Песах? Тогда жена должна спрашивать мужа.

А что делать, если нет жены? Тогда один человек должен спрашивать у другого.

Ага... Но что, если человек делает седер в одиночестве? Ну, тогда он должен задать вопрос по истории Исхода из Египта, а затем на него ответить.

 

Краеугольным камнем нашей веры во Вс-шнего является утверждение, которое мы ежедневно повторяем во время утренней молитвы: «Я — Г-сподь, Б-г ваш, который взял вас из Египта». В праздник Песах признание данного факта приобретает еще большее значение, поскольку именно в Песах мы фактически вышли из Египта. И мы, конечно, понимаем, насколько важно говорить об этом нашим детям. Это настолько важно, что есть специальная мицва (заповедь) рассказывать историю выхода из Египта в ночь на Песах. Но почему вопросы Пасхального седера являются неотъемлемой частью процесса празднования?

 

На самом деле, это становится ясно уже из самого текста Торы, из того, как Тора говорит нам об этой мицве и о том, что вопрос является ее неотъемлемой составляющей. Четырежды в Торе повторено: вы должны рассказать своим детям о выходе из Египта. Три раза из четырех говорится: «И вот — когда спросит тебя в будущем сын твой, говоря: что это? Ты скажешь ему: сильной рукою вывел нас Б-г из Египта, из дома рабства» (см. Шмот13.14; см. также Шмот13.8 и Шмот12.26; а также Дварим 6.20).

Четыре упомянутых посука в Торе являются прообразом «четырех сыновей», о которых мы говорим в Пасхальной Агаде: каждый из них слушает историю по-другому. И, тем более, каждый спрашивает о Песахе по-своему. Один даже не спрашивает («не умеет спросить!!!»)

 

Одним из самых важных моментов нашей религии является образование. Евреи, на протяжении тысячелетий, не жалели инвестиций в образование еврейской молодежи. Мы презирали невежество! Мы читали Тору всем обществом несколько раз в неделю, а также по всем праздникам, в каждый Рош Ходеш и в дни общественных постов. Причина в том, что каждый еврей, независимо от того, старый он или молодой, мудрый или простой, раввин или кладовщик, должен изучать святую Тору и знать ее установления. Когда мы читаем Тору, мы учим Тору. Так было со времен Моше Рабейну, который первым учил Торе еврейский народ.

 

 

Раввин Блох объясняет: есть два способа передачи информации. Первый способ — усадить ребенка или ученика на маленький стульчик и сказать ему: «Два плюс два равно четырем... понимаешь? На следующей неделе я проверю, насколько ты усвоил урок». Ребенок, вероятно, сохранит в памяти хотя бы часть услышанной информации, особенно, если боится провалить тест. Но у него на самом деле не будет понимания, почему эта информация очень для него важна. Кого волнует, чему равно 2+2?  Четырем? Или пяти? Ребенок все равно будет спать ночью, просыпаться утром, завтракать и играть со своими друзьями!

 

 Но что, если у шестилетнего Кальмана будут в кармане 4 монеты, полученные им от отца? Кальман нормальный ребенок и любит конфеты. Он вспоминает, что лавочник сказал ему — каждая конфетка стоит две монеты. Теперь ситуация с монетками и их подсчетом становится для Кальмана критически важной: ему необходимо знать, сколько это — два и два? В своем маленьком мире (который в его представлении огромен!), если два и два четыре, то он может иметь две конфеты, но если два и два пять, то он может иметь только одну! Это большая разница.

Поэтому он спрашивает свою мать: «Сколько будет 2+2?» И Кальману не нужно никаких тестов или стимулов, чтобы усвоить и помнить эту информацию. Ведь она так для него важна.

Почему?

Потому что Кальман задал вопрос.

 

Это – один из самых важных уроков, касающихся образования. Когда есть вопрос, есть и ответ. Когда нет никаких вопросов и сомнений, то это просто поток информации, текущий от одной персоны к другой, или из книги в мозг... (Часто от такого потока не остается заметного следа).

 Часть этой важнейшей из ночей в году мы посвятим образованию; и в тот момент, когда мы захотим передать следующему поколению более чем тысячелетнюю традицию нашего народа, должен звучать вопрос! Так хочет Тора.

Так что это за история с выходом из Египта? И прозвучит не просто информация, прозвучит ответ на вопрос!

 

Согласитесь, если вдуматься, этот принцип окажется верным не только в отношении детей. Конечно взрослый человек знает, что для того, чтобы выжить в этом мире, нужно в нем ориентироваться и четко представлять, сколько будет 2+2. И, вероятно, следует знать кое-что более сложное, например, сколько будет 2365+9768, и много всего другого. (И если он не справляется с такими задачами, значит, должен купить калькулятор, который будет «думать» за него!)

 

Но как насчет других видов информации? Например, как мы можем улучшить свои человеческие качества? Как добиться того, чтобы жить полнокровной жизнью? Как в глазах наших детей или учеников заслужить более высокий авторитет, стать образцом для подражания? Как лучше справляться со своей работой?

 

Если эти вопросы беспокоят нас, то мы будем искать на них ответ, пока не найдем. А найдя, наверное, не забудем ответить.

Если же эти вопросы не беспокоят нас, то мы можем прочитать хоть тысячи книг по каким угодно темам, и ничего в нашей голове не сохранится. Потому что, если нет вопросов, значит мы еще не «научились» работать с информацией, и не можем ее усвоить. Мы просто передали информацию в свой мозг, и, к сожалению, факт известный, если она в него легко и быстро вошла, то так же легко и быстро может из него выйти, то есть навсегда покинуть!

 

Накануне Песаха мы сталкиваемся с проблемой, каким образом подготовить ребенка к тому, чтобы на Пасхальном седере он задавал вопросы? Есть у нас основания ожидать, что ребенок будет задавать хорошие вопросы? Но прежде, чем сосредоточиться на этом, мы должны спросить самих себя: а мы задаем себе достаточно вопросов?

 

Автор: Раввин Бецалель Мандел

 


Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.