Еврейский календарь
6 Элул
5778
Календарь
17 Августа
2018
Недельная глава:
Шофтим
ТЕМА НЕДЕЛИ
По стопам рабби Акивы
История и культура

По стопам рабби Акивы

Евгений Шнайдер
23 августа 2017, 11:07

 В период между Песахом и Шавуотом есть один очень интересный денек. Как известно, со второго дня от Песаха евреи ведут "отсчет омера", начинавшийся принесением в жертву в Иерусалимском Храме омера ячменя и заканчивавшийся через 49 дней жертвенным приношением пшеницы в день получения Торы. (На всякий случай поясним: омер - древнееврейская единица измерения объема, равная примерно 2,49 куб.см, или 1/10 часть эйфы). 33-й день этого отсчета является праздником, и даже имеет свое наименование - Лаг ба-Омер. Впрочем, такое наименование оригинальностью происхождения не отличается; "лаг" - это ивритские буквы ל (ламед, числовое значение - "30") и ג (гимел, числовое значение - "3"), которые вместе и дают число 33. То есть, буквально праздник называется "33-й день омера". Таким образом еврейская традиция как-бы намекает: праздник можно устроить себе в любой день, был бы повод J

В этот день как раз повод есть, и даже не один. В отличие от названия праздника, главный повод для него как раз очень даже оригинальный: в этот день традиционно принято весело отмечать день ...смерти! Смерти одного из самых выдающихся еврейских каббалистов рабби Шимона бар Йохая, или Рашби, случившейся примерно в 160 году н.э. Не подумайте, будто бы Рашби настолько всех достал, что его отход в мир иной евреи празднуют почти две тысячи лет. По традиции, этот праздник установил сам Шимон бар Йохай - знал что-то такое, каббалист все-таки. Но мы пока не о нем, а о втором поводе. Этот повод также, мягко говоря, интересный: на 33-й день счета омера завершилась эпидемия, унесшая жизни 24 000 учеников рабби Акивы, одного из самых значительных (если не самого) мудрецов Талмуда. Рашби, кстати, также был учеником рабби Акивы, но стал им уже после окончания эпидемии. Опять-таки, что-то знал.

 

Рабби Шимон бар Йохай. Для чего у него на лбу написано "Шма Исрель" - известно только автору рисунка. Возможно, так автор представлял себе богобоязненность.

 

 Рабби Акива - личность примечательная. Родившись в простой и бедной семье, он до 40 лет даже не умел читать. Но изменила все, как это ни банально, любовь. Акива работал пастухом у богатого человека по имени Калба Савуа, и влюбился в его дочь Рахель. Та ответила взаимностью, но прекрасно понимала, что при таком раскладе будущего у них нет. Девушка привыкла к хорошей жизни, а рай в шалаше как-то особо не вдохновлял. Здесь надо отметить, что с доталмудической эпохи вплоть до возникновения хасидизма ситуация в еврейском мире была неизменной - уровень знания Торы определял уровень положения человека в обществе. И точно так же, как бедняк ненавидит богача, Акива, согласно мидрашу, ненавидел ученых и мудрецов. Был таким себе классическим пролетарием еврейского разлива. Но Рахель, видимо, разглядела потенциал жениха и поставила условие: он должен стать приличным человеком, другими словами - знатоком Торы. "Дорогая, диалог еще возможен или ты таки однозначно уже права?"- с робкой надеждой спросил будущий рабби. Но Рахель категорическим жестом указала направление на Лод, где располагалась знаменитая иешива Элиезера бен Орканоса и Иегошуа бен Хананьи, по современной аналогии - ВУЗ 4 степени аккредитации.

 Умная еврейская жена все рассчитала точно. Они поженились, отец предсказуемо лишил молодоженов наследства и изгнал из дома, и Акива отправился в Лод. Согласно традиционным еврейским источникам, в иешиве он пробыл целых 24 года; историки же называют несколько меньший срок - приблизительно 13 лет. За это время Акива сумел достичь больших высот и стал "рабби" - получил равинскую смиху из рук главы иешивы. Вполне естественно, что тесть восстановил в наследстве Рахель и принял вернувшегося зятя с радостью, ведь состоять в родстве с мудрецом Торы было весьма и весьма почетно.

 В 95–96 гг. н.э. Акива был уже крупным религиозным авторитетом и главой иешивы в Бней-Браке. Талмуд говорит, что его имя "стало известно от одного конца мира до другого" (Йевамот 16а), а если мудрецы Торы расходились во мнении при рассмотрении какого-либо закона, то окончательное решение принималось с учетом мнения рабби Акивы (Эрувин 46б). Мидраш "Бемидбар раба" рассказывает, что Акива постиг такие тайны Торы, которые в свое время не открылись самому Моисею.

 Рабби Акива стал одним из руководителей Сангедрина в Явне и впервые начал систематизацию галахических законов. Предположительно, именно он разделил собранный материал на 3 части - Галаху (законы), Тосефту (пояснение к законам) и Мидраш (повествования, легенды, проповеди и пр.) На основе этих работ рабби Иегуда га-Наси впоследствии составил Мишну - свод законов, ставший основой Талмуда и изучаемый сегодня в еврейских учебных заведениях во всем мире.

 Фразу "Люби ближнего твоего как самого себя" (Ваикра 19:18) рабби Акива называл "великим правилом Торы". Многие авторитеты полагают, что данный стих относится ко взаимоотношениям только внутри еврейского народа, но Акива учил, что эта заповедь имеет общечеловеческий характер. По его мнению, еврей обязан любить всех людей, поскольку каждый человек создан по образу и подобию Творца.

 

Рабби Акива. Иллюстрация к пасхальной аггаде из Мантуи, Италия, 1568 год.

 

 Талмуд (Хагига, 14б) приводит интереснейшую историю, над трактованием которой ломало головы не одно поколение мудрецов:

Четверо вошли в Пардес: Бен-Азай, Бен-Зома, Ахер и рабби Акива.

Бен-Азай глянул - и умер.

Бен-Зома глянул - и повредился в уме.

Ахер глянул - и начал рубить насаждения.

Рабби Акива вошел в мире и вышел в мире.

 Небольшое пояснение. "Пардес" (буквально "фруктовый сад", ивр.) - это четыре уровня понимания Торы. Названия этих уровней начинаются с букв "П", "Р", "Д" и "С":

Пшат - простой смысл, т.е. прямое значение того, что написано;

Ремез - скрытый смысл, на который намекает написанное;

Драш - толкование;

Сод - тайный, каббалистический смысл.

 "Войти в Пардес" буквально означает постигнуть всю Тору. Только четверо мудрецов за всю историю смогли сделать это. Но, как это часто бывает, войти гораздо легче, чем выйти, и лишь рабби Акива сумел выдержать такое испытание. В чем же было его отличие от трех других великих мудрецов? Известные комментаторы Торы Раши (рабейну Шломо Ицхаки) и Маарша (рабби Шмуель Элиезер Эйдельс) приводят следующее мнение: Бен Азай настолько стремился к знаниям, что, дойдя до высшей точки, его душа покинула тело и устремилась к их источнику, проигнорировав свое главное предназначение - работать в материальном мире. Бен Зома интеллектуально был ниже своего коллеги, и он оказался не в состоянии безболезненно воспринять те истины, которые ему открылись. Ахер, он же Элиша бен Абуя, увидев огромную силу зла, решил, что оно существует отдельно от добра, является его самостоятельным антиподом. Он разуверился в традиционных истинах иудаизма и "начал рубить насаждения" - стал публично нарушать законы Торы, настраивал молодежь против ее изучения; по некоторым источникам, даже помогал римлянам в борьбе против евреев. Выражаясь языком "Звездных войн", перешел на темную сторону Силы. Именно из-за такого изменения великий знаток Торы Элиша бен Абуя упоминается в Талмуде исключительно под именем Ахер - буквально "Другой".

 Рабби Акива же избежал таких ошибок. В отличие от Бен Азая, получение знаний было для него не целью, а инструментом исполнения воли Вс-шнего; с интеллектом, похоже, тоже все было в порядке; и, в противоположность Ахеру, Акива сумел разглядеть, что все в этом мире имеет один-единственный источник. "Все предвидено, но воля (свобода выбора) дана; мир судится добром, все однако зависит от большинства деяний". Эта фраза рабби Акивы вошла в один из важнейших текстов Мишны - "Пиркей Авот" ("Поучения отцов").

 Существует также множество других комментариев и версий. Например, П.Полонский пишет, что в разных поколениях были и другие знатоки Торы, входившие в Пардес, но о них Талмуд не упоминает, поскольку те входы-выходы проходили спокойно и безболезненно. А вот неудача трех из четырех великих мудрецов вызвала большой резонанс; обусловлена она была тем, что данный временной период являлся ключевой точкой поворота еврейской истории - разрушение Второго Храма, поражение восстания Бар Кохбы, изгнание из Иудеи, уничтожение Иерусалима. Именно поэтому не все мудрецы смогли осознать и воспринять такие катаклизмы.

 

Четверо, вошедшие в Пардес. Фрагмент миниатюры из итальянского манускрипта XVII века. Бен Азай уже умер, но до пола еще не долетел, остальные пока не определились. Сложно сказать, кто из них рабби Акива. Можем предположить, что главным героем манускрипта был Бен Азай - мало того, что только его можно уверенно здесь идентифицировать, так на всякий случай он единственный из всех еще и подписан.

 

 Один из самых драматичных моментов еврейской истории - восстание Бар Кохбы, в котором активное участие принимал и рабби Акива. Он совершал поездки в отдаленные еврейские поселения, расположенные за пределами Иудеи, собирая там деньги и призывая людей           присоединиться к восставшим. Но особый интерес вызывает то, что рабби Акива провозгласил лидера повстанцев Бар Кохбу Мошиахом - невиданный ни до этого, ни после этого шаг. Да, впоследствии в Европе появлялись неоднократно самозванцы, объявлявшие себя мессиями, но никакого следа в истории они не оставили. За исключением, конечно, Шабтая Цви, жившего в Турции и сумевшего поднять довольно массовое движение, особенно среди ашкеназских евреев. Однако, никогда в истории претендентов на почетную должность Мессии в качестве промоутера не выступала такая значительная личность. Ведь рабби Акива был не только выдающимся мудрецом Торы - он, по мнению практически всех еврейских авторитетов, являлся лидером поколения! Впоследствии он, впрочем, пересмотрел свое мнение по поводу Бар Кохбы, но вопрос остается открытым. Как мудрец, постигший Пардес (в отличие от ВСЕХ своих коллег!), избежавший ошибок там, где не справились другие, не менее достойные праведники, смог ошибиться в важнейшем для еврейского народа вопросе? Эта тайна остается неразгаданной. Попытку внести некоторую ясность предпринимает Рамбам (рабби Моше бен Маймон), еще один из крупнейших еврейских авторитетов. Рамбам предполагает, что Бар Кохбу все же нельзя называть лже-мессией; лидер повстанцев действительно был потенциальным Мошиахом (что и почувствовал рабби Акива), но, увы, этот потенциал реализовать не смог, допустив ряд ошибок...

 

Серебряная тетрадрахма Бар Кохбы. Возможно, именно на эту монету покупал рабби Акива автомат в каком-нибудь ашкелонском военторге...

 

 У рабби Акивы и без того проблем хватало. Как уже упоминалось в начале статьи, эпидемия унесла жизни 24 000 его учеников. С исторической точки зрения здесь есть две противоположности. Что касается количества жертв - такое вполне можно допустить, ведь в средневековье эпидемия чумы выкашивала целые регионы. Но само количество учеников вызывает уважение, и даже некоторое подозрение. Такая толпа одновременно должна была занять целый город, и уж точно никак не могла бы разместиться в одном учебном заведении. На секундочку - Днепровский национальный университет обучает около 15 000 студентов, а это десятки учебных корпусов, расположенных по всему городу, и сотни преподавателей! Значит, скорее всего, речь идет общем количестве людей, в какой-то период проходивших обучение в иешиве рабби Акивы. Об этом же говорит и Талмуд (Ктубот 63а). Но тогда возникает другой интересный вопрос. Вероятность того, что 24 000 человек, учившиеся в разные годы (пусть даже в одной и той же иешиве в Бней-Браке) компактно проживали в одном месте, близка к нулю; наверняка они расселились по всей Иудее, а то и за ее пределами. Но речь идет о смерти только этих учеников - другими словами, эпидемия действовала ну очень избирательно...

 Впрочем, у Талмуда есть ответ на этот вопрос. В трактате Йевамот 62б сказано, что это наказание к ним пришло из-за одного общего греха - отсутствия взаимоуважения. Казалось бы, не самая страшная провинность, в наше время практически любой человек поставил бы ее далеко не в самом начале списка грехов. Но в том-то и дело, что это были ученики рабби Акивы, для которого любовь к ближнему была самой сущностью Торы, ее главным принципом. А без взаимоуважения любовь к постороннему человеку не возможна. Выходит, что ученики получили от своего наставника какие-то теоретические и практические знания, но самого главного они у него перенять не сумели. Таким образом, посредством эпидемии Бог четко обозначил приоритеты духовных качеств мудрецов Торы, а вместе с ними - и каждого еврея.

 Существует и другое объяснение, переводящее это событие из религиозной сферы в историческую: 24 000 учеников рабби Акивы погибли во время восстания против римлян. Поскольку отношение Акивы к восстанию Бар Кохбы общеизвестно, нет никакого сомнения в том, что его ученики также принимали активное участие в войне. Такое количество мужчин просто никак не могло остаться в стороне. По сегодняшним меркам они могли бы составить 1,5 дивизии (!), а ведь армии древности были куда меньше современных.

 Такое объяснение кажется вполне логичным, особенно для религиозного скептика, но тут есть один нюанс. ТаНаХ и Талмуд часто приводят общие факты без конкретики, что оставляет возможность для построения различных версий того или иного события. Но в данном случае в Талмуде написано четко: смерть наступила от эпидемии болезни "аскара", которую сегодня отождествляют с дифтерией. Скрупулезные евреи насчитали всего 903 вида смерти (об этом также написано в Талмуде), и аскара - самый тяжелый из них. Исторически время писания Талмуда к нам гораздо ближе, чем, допустим, Торы, и достоверность сведений в нем уж точно не ниже, чем в других дошедших до нас источниках того времени.

 

Могила рабби Акивы в Тверии, Израиль.

 

 Не менее интересный вопрос возникает и в связи с самим праздником Лаг ба-Омер. Таких вопросов даже целых два. Во-первых, почему мы вообще отмечаем это событие. В истории еврейского народа, к сожалению, достаточно эпизодов, когда погибали целые общины. Но в еврейском календаре нет таких дат, за исключением дня памяти жертв Шоа. Лишь в некоторых отдельных общинах помнили свои траурные даты и читали специально приуроченные молитвы, да и эта традиция исчезла вместе с европейскими общинами, после Второй мировой. А во-вторых, зачем отмечать окончание эпидемии, когда все уже умерли? Написано, что было 24 000 учеников, и столько же умерло. Получается, умирать больше было некому, что же праздновать-то?

 Попробуем поискать ответы. Что касается первого вопроса, то здесь все же есть особенность: никогда в еврейской истории не случалась массовая смерть исключительно мудрецов Торы. (Справедливости ради отметим, что в тот период времени, на который пришлась Иудейская война, было убито римлянами около 600 000 евреев, но смерть учеников рабби Акивы была другой, как и ее причина). Наверняка люди, обучившиеся у Акивы, ставали раввинами, судьями, главами учебных заведений в своих поселениях. И такая массовая гибель интеллигенции, конечно же, стала катастрофой для всего еврейского народа. Кроме того, религиозные авторитеты проводят следующую мысль: акцентирование на этом дне не дает нам забыть ту ошибку, которую допустили ученики рабби Акивы, ведь она ни на грамм не потеряла актуальности и сегодня.

 Второй вопрос также имеет интересный ответ. В хабадских и многих других ашкеназских общинах в дни от Песаха до Лаг ба-омер принято соблюдать некоторые траурные обычаи - не стричься, не носить новую одежду, не устраивать свадеб и т.д. Все запреты снимаются в 33-й день отсчета омера, и это создает впечатление, что траур закончился. Но дело в том, что, по мнению большинства мудрецов и знатоков истории, эпидемия среди учеников рабби Акивы продолжалась все 50 дней между праздниками Песах и Шавуот, но в 33-й день она приостановилась, и в этот день никто не умирал. Поэтому многие сефардские общины после Лаг ба-омер продолжают соблюдение траурных традиций. Также есть мнение, что эпидемия продолжалась 2 или более года подряд, и каждый раз приостанавливалась в Лаг ба-омер. Таким образом, на фоне 7 недель несчастий один день, когда ничего плохого не происходило, превратился в праздник.

И празднуем мы, определенно, не зря. Поскольку после окончания эпидемии у рабби Акивы появились другие ученики, имена которых сегодня известны всем, изучающим Талмуд - ведь без них этого Талмуда просто не было бы. Это р. Меир, упоминавшийся "основатель" праздника р. Шимон бар Йохай, Йегуда бар Илай - все они были наставниками составителя Мишны рабби Йегуды га-Наси.

 Сам же рабби Акива после падения крепости Бейтар в 135 году н.э., ознаменовавшего поражение восстания Бар Кохбы, был арестован римскими властями и казнен в Кейсарии. О его значении для еврейского народа говорит талмудический трактат Сангедрин 86а: "Мишна основывается на мнении рабби Меира, Тосефта — на мнении рабби Нехемьи, мидраш Сифра — на мнении рабби Йеуды, мидраш Сифрей — на мнении рабби Шимона, но все они следуют взглядам рабби Акивы ".

 

Присоединяйтесь в Telegram

Другие статьи

Последние статьи

В бой под желто-голубым флагом. «Жидівський пробойовий курінь»
Еврейская рота батьки Махно
Конница Салько Ротенберга
Евреи и украинцы – исторические соседи или чужие?
Забытые штетлы Подолья: Верховка