Как образуется еврей - Ujew

Как образуется еврей

Как образуется еврей
Количество просмотров 747 Количество комментариев 0

Россия, XIX век. По улице идут отец с сыном. Естественно, евреи. Отец выговаривает сыну-лентяю: «Ты понимаешь, что нужно учиться? Что ты себе думаешь? Ты понимаешь, кем станешь, если не будешь учиться? Ты тогда будешь...» — отец оглядывается в поисках примера, и в этот момент площадь пересекает четверка лошадей, тянущих карету с генералом. «О! — сказал отец. — Если не будешь учиться, станешь таким, как он».

 

Еврейское образование: вчера

 

Так уж получилось, что среди множества стереотипов еврейского образа жизни образование занимает далеко не последнее место. Ни одна религия не придает такого значения образованию, как иудаизм, и, надо сказать, что еврейское образование сумело довольно-таки эффективно сохранить еврейский народ. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что именно погоня за нееврейским образованием послужила началом движения hаскалы (Просвещения) и последующей ассимиляции.

За отчетный период, то есть за 3300 лет, формы еврейского образования претерпели существенные изменения, оставив, впрочем, неизменной самую суть: «Учиться, учиться и еще раз учиться».

Изначально обучение сына заповедям Вс-шнего было возложено на отца. Некоторые считают, что речь тут идет об устных наставлениях своему отпрыску, а вот, дескать, по-настоящему читать и писать обучали лишь коенов и левитов, да еще писцов. Первые обучались чтению, правилам жертвоприношений, музыке и стихосложению, а писцы должны были составлять контракты о купле-продаже и административные распоряжения. Еще существовали специальные школы пророков (всего в еврейской истории их насчитывается свыше миллиона — пророков, а не школ), где обучали медитативным техникам, но это вряд ли можно считать образованием в общепринятом смысле. Таково одно мнение, или, точнее, мнение одних.

 

Еврейское образование: сегодня

 

Другие открывают книгу Судей (Шофтим) и находят эпизод времен правления Гидеона. Речь идет о ситуации, когда жители города Сукот отказывают Гидеоновым воинам в гостеприимстве. Рассерженный судья отлавливает на окраине города пастушка и велит ему написать имена городских старейшин, которых он, по окончании кампании, примерно накажет. Обратите внимание — события происходят 3100 лет назад. Гидеон — крестьянин, уроженец глухого села Офра, выходец из самой бедной семьи самого малочисленного колена Менаше — уже умеет читать и писать (или, по крайней мере, не видит в этом умении ничего необычного). Вторая сторона — юный пастух. Это только в древнегреческих идиллиях пастухи — атлетически сложенные, бронзовокожие и золотоволосые красавцы-поэты, крутящие любовь с такими же прекрасными пастушками и творящие на лоне природы поэмы с одами. На самом деле, в оседлом обществе пастух — существо грубое, приземленное и, так сказать, не высшего ума. Кого обычно назначают сельским пастухом? Либо деревенского дурачка, ни на какую другую работу не способного, либо пацана, к той же серьезной работе еще не способного. И вот первый встречный пастух пишет — обратите внимание, не диктует, а сам записывает требуемый текст. То есть, вопрос, чему и как обучались тогда евреи, остается открытым...

Еще следует вспомнить комментарии Раши к Торе, где сказано, что большинство учителей происходило из колена Шимона, и они, подобно представителям колена Леви, были большей частью разбросаны по стране (если вы помните эпизод уничтожения Шимоном и Леви города Шхем, то легко поймете, почему их потомков старались держать порознь). Но, обратите внимание, раз были разбросаны по стране, значит, учились многие и везде.

После возвращения из Вавилонского изгнания образованию стали придавать гораздо большее значение. Был, правда, еще во времена царя Хизкияу, период, когда буквально все евреи были образованными, и проведенный тогда «срез знаний» показал, что нет в стране ни одного, включая маленьких детей, человека, не знакомого с еврейским Законом. Но это было давно.

 

Еврейский ученик

 

После возвращения из Вавилона, а особенно после победы Хасмонеев над греческими захватчиками, когда угроза ассимиляции и эллинизации была весьма велика, было введено всеобщее обязательное начальное образование для мальчиков. Произошло это 2100 лет назад, во времена царицы Шломцион (Саломеи-Александры), и принял это постановление рабби Шимон бен Шетах.

Очевидно, не у всех была возможность, а может быть, и желание учиться, и, спустя двести лет это постановление было повторено первосвященником Йеошуа бен Гамла. Первоначально всеобщее обучение практиковалось в Иерусалиме, но затем были основаны школы в других городах. В идеале обучение должно было начинаться с шести-семилетнего возраста, но многие начинали учебу, будучи уже взрослыми. Чтобы каждый ребенок мог учиться, зарплата учителям выплачивалась из средств общины.

Надо сказать, что в дальнейшем время начала обучения немного сдвинулось, и теперь учеба у еврейского мальчика начинается в три года, хотя величайший в еврейской истории мудрец — рабби Акива — начал учиться в 40 лет. Но в наших поколениях не стоит доводить дело до таких крайностей.

«Учебный план» традиционного еврейского образования был разработан примерно в те же времена и формулируется в Талмуде следующим образом: «В пять лет начинают изучать Священное Писание, в десять лет — Мишну (основная часть Талмуда), в пятнадцать — Гемару (комментарии к Мишне)».

По традиции, обучение детей начинается с третьей книги Торы — Ваикра. Сначала трехлетнему малышу дают лист алфавита, на котором написаны буквы, обмазанные медом. Он должен слизнуть этот мед, чтобы почувствовать сладость учебы. Его осыпают конфетами и подарками, а потом, потом его сажают за книгу Ваикра. Она в основном содержит законы храмовой службы, и в период Просвещения немало ассимилированных евреев возмущались по поводу методически неверно построенного обучения в хедере — дескать, вместо поэтических и тематически интересных детям первых книг Торы их заставляют читать сухие законы! Правда, те же критики признавали, что им самим, во время учебы в хедере, эти «сухие» строки давались легко и ничуть не убили интереса к учебе.

А еврейское образование продолжало свой путь. В средние века, после закрытия знаменитых вавилонских йешив в Суре Неардее и Пумбедите, центры еврейского образования формируются в Германии и Испании. Помимо традиционных еврейских наук, в испанских йешивах изучают также грамматику иврита, религиозную и светскую поэзию, причем переходить к светским наукам ученикам разрешалось только после освоения Гемары. В XIV-XV веках, когда из-за преследований, которым подвергались евреи, уровень образования снизился, на съезде общин в Вальядолиде было принято решение, что каждая община, в которой не менее 15 семей, должна содержать учителя, и родители обязаны посылать к нему детей. У одного учителя не должно быть более 25 учеников, а если детей больше, то учитель должен брать помощника. Спустя сто лет аналогичное постановление было принято на другом конце Европы — в Кракове, только там минимальное количество учеников ограничивалось числом 40, а если их было больше, учитель обязан был иметь двух помощников. Те из вас, кто, подобно автору, учился в классе с 45-50 учениками, не могут не оценить мудрость этих постановлений...

 

Гимназия "Герцлия" — первая школа с преподаванием на иврите

 

В отличие от испанских евреев, ашкеназы почти не изучали светские науки, а также грамматику иврита (и это при том, что книги писались только на иврите!). Поскольку изучению Талмуда придавалось огромное значение, то после Пятикнижия дети, как правило, сразу переходили к Талмуду, начиная его изучение в 8 лет. Соответственно, книги Пророков и Писания изучались в гораздо меньшем объеме. В начале XX века в среде сионистов пошел обратный процесс: Талмуд — «книга изгнания» — был отодвинут на задний план, а основное внимание стали уделять изучению книг, связанных со Святой Землей.

Несмотря на то, что образование было обязательным и, следовательно, учителя требовались всегда, положение меламеда (учителя) было не из лучших. Он делал то, что в состоянии было делать большинство евреев, и соответственно, его услуги ценились невысоко, так что, как тогда, так и сейчас, богатых учителей найти было невозможно.

В XVIII веке, в Восточной Европе, в городе Вильно, появился мальчик, ставший символом еврейского образования (для тех, кто понимает, конечно). Элияу бен Шломо- Залман из Вильно — Виленский Гаон. В 70-х годах ушедшего века в русско-еврейском самиздате появилась статья «Эйнштейн как процент с Виленского гаона». Название достаточно красноречиво, а говорилось там, что своими необыкновенными успехами в науках двадцатого века еврейские мальчики обязаны своим дедушкам и прадедушкам, корпевшим в йешивах над Талмудом и оттачивавшим свое логическое мышление в бесконечных спорах по талмудическим же вопросам. Так это или нет, не будем спорить, но Виленский гаон действительно стал символом еврейской учебы.

Обладая фантастическими способностями, рабби Элияhу еще и очень любил учиться. Однажды он сказал, что если бы к нему явился ангел и предложил открыть все тайны мироздания, он бы отказался, потому что знания, полученные легким путем, не имеют цены. Виленский гаон учился по 20 часов в сутки, питаясь водой и хлебом (при этом он был женат и имел детей), каждую минуту, потраченную на дела, не связанные с учебой, он записывал в специальную книгу и накануне новогодних праздников оплакивал каждую из «впустую» потраченных минут (это при том, что этих минут никогда не набиралось больше 180, то есть три часа в год!). Виленский гаон обладал великолепной памятью, помня наизусть все прочитанные им книги (порядка 2500) и зная Талмуд «на иглу». Знание Талмуда «на иглу» — это особый род забавы йешиботников, когда к букве на определенном листе Талмуда прикладывается воображаемая игла, а игрок должен сказать, какие буквы эта игла проткнула бы на следующих страницах.

 

Выпуск в еврейской школе Одессы

 

Помимо всего прочего, Виленский гаон был сторонником изучения светских наук, если они помогают постижению Торы. Так, по его настоянию, учениками Гаона была написана книга «Аиль мешулаш» («Треугольный бычок») — первый ивритский учебник геометрии.

XIX и XX века стали для еврейского образования периодом потрясений. Сначала эпоха Просвещения, исказившая саму суть понятия «еврейская школа» — выпускники государственных раввинских училищ зачастую плохо владели еврейским языком, а в еврейских школах преподавание велось по-русски и учителями-неевреями. Затем пришла советская власть, создавшая еврейские школы с обучением на идиш, но по советским программам. Затем и такие «еврейские» школы закрыли (на Украине последнюю — в 1946 г.).

 

Вот они — еврейские школьники

 

В другом районе земного шара — в Эрец-Исраэль, после провозглашения Государства Израиль вновь началось создание «принципиально новых» еврейских школ. Основной принцип обучения в израильской школе — «кайф, кайф и еще раз кайф», а также «свобода, равенство и братство». К сожалению, кроме кайфа, в младшей школе дети ничего не получают, а братство чаще всего оборачивается панибратством и неуважением к учителю. Хотя... в старших классах и высших учебных заведениях Израиля уровень преподавания весьма высок, и учиться там очень тяжело. Вообще, во всей израильской системе преподавания, помимо демократии, хорошо обучают одному предмету — английскому языку. Основы обучения были заложены одним из видных деятелей раннего Израиля — Аббой Эвеном (он получил премию Кембриджского университета как один из десяти лучших ораторов за всю историю английского языка). Как считал Абба Эвен: «Нашим детям не нужно читать Шекспира в подлиннике, им нужно уметь говорить». И действительно, что-что, а разговорный английский израильтяне знают.

В бывшем СНГ возрождение еврейского образования началось в период перестройки. Первая еврейская школа открылась в 1989 году в Риге. Первая в Украине — в 1991 году в Черновцах. Сейчас школ много, на все вкусы, но это уже тема для другого материала другого автора...

 

Источник: Мигдаль Times

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.