Взгляд изнутри – честное признание следящего за кашрутом - Ujew

Взгляд изнутри – честное признание следящего за кашрутом

Взгляд изнутри – честное признание следящего за кашрутом
Количество просмотров 840 Количество комментариев 0

Работа машгиаха – следящего за соблюдением законов кашрута на производственной кухне – нелегка и ответственна. От его профессионализма и грамотности зависит не только духовное, но иногда даже физическое здоровье посетителей ресторанов, кафе и банкетов. О том, как стать машгиахом, с какими трудностями приходится сталкиваться на работе и почему эта работа не для всех, рассказал машгиах с многолетним стажем Мордехай Вейц для портала «Община»

 Как стать машгиахом?

В свое время я окончил одесский институт пищевой промышленности. Параллельно на последних курсах стал интересоваться традициями, ходить в еврейскую общину, в синагогу, начал соблюдать. Это было в 1991-92 годах. Потом я приехал в Израиль, проучился три года в ешиве «Ор самеах», женился. После женитьбы встал вопрос о содержании семьи, и я решил, что нужно выбирать какую-то специальность. Специальность я хотел – тораническую. С другой стороны, я считаю, что все знания, которые человек получил за свою жизнь – не лишние. Нельзя делить жизнь на «до» и «после». Всевышний неспроста дал человеку определенную жизнь, и все, что Он ему дал, нужно использовать. Это определило мой выбор специальности как ответственного за соблюдения правил кашрута в общепите — машгиах кашрута.

Учеба на этой профессию в Израиле – отдельная проблема. Есть категория религиозных людей, которые в какой-то момент понимают, что им необходим источник пропитания, и они начинают подумывать о выходе на рынок труда. При этом всю жизнь они проучились в ешивах и колелях, и никакой специальности у них нет. И вот почему-то многие считают, что профессия машгиаха не требует особой подготовки кроме элементарных знаний кашрута, и пытаются устроиться.

Или еще сегодня часто случается, что у мэра города или какого-то чиновника вдруг кто-то в семье (племянник, зять, деверь) становится религиозным. Явление – нередкое и, конечно, позитивное. Но этот родственник при этом бросает свою работу, идет учиться и только после долгих уговоров соглашается вернуться на рынок труда, но при этом — только на тораническую работу. А какие торанические специальности существуют? Софер, моэль и машгиах. Выбор — не большой. В соферы они бы, может, и пошли бы, но это же не так просто, тут долго учиться нужно, совершенствоваться. Моэлю – тем более. А пойти в машгиахи — почему бы и нет? Люди даже не представляют себе, что здесь тоже нужно учиться. И чиновник или мэр идет в раввинат с просьбой «пристроить» бедного «ненормального родственника». А куда его можно пристроить из уважения к мэру? В машгиаха.

Сейчас с этим уже борются. Иерусалимский раввинат, например, требует предоставить свидетельство о прохождении курсов и сдачи экзаменов.

Как я уже говорил, я три года я проучился в ешиве «Ор самеах», получив некое обще-тораническое образование. Потом год проучился в специальном колеле, где глубоко изучались все торанические аспекты, связанные с кашрутом. За год, освоив тему, сдал экзамены двум уважаемым раввинам – ашкеназскому и сефардскому, раву Шломо Кацину и одному из известнейших поским (законоучителей) нашего времени, раву Залману-Нехемье Гольдбергу, получил у них раввинскую смиху в данной области. Параллельно сдал экзамены по специальности «машгиах кашрута» в министерстве труда и социального обеспечения. На самом деле, не каждый, имеющий смиху, в вопросах кашрута проходит профессиональную подготовку. И не от каждого машгиаха автоматически требуется раввинская смиха. Но очень хорошо, когда есть и то, и другое. Это как бы более высокая ступень, когда одно дополняет другое.

После этого я начал работать в отделе кашрута иерусалимского раввината, заработав себе довольно большой стаж. А последние два с половиной года я также работал сотрудником частного раввинского суда по вопросам кашрута, так называемого «бадаца» Бней Цион – рава Бенциона Муцафи. За все это время я набирался опыта, профессионализма, работал в разных местах.

Я считаю, что какую бы работу человек ни делал, он должен делать ее профессионально, выполнять наилучшим образом. Это правило всегда было моим девизом. Поэтому я всегда учился и совершенствовался, постоянно пополняя свои профессиональные навыки, знания и опыт.

Часть вторая – Тонкая психология

Работа машгиаха, требует не только торанических знаний, но и определенных психологических навыков, умения общаться с людьми, и не только сухих законов, но и понимания технологических процессов. Желательно иметь общее представление об аппаратах, применяемых при изготовлении, о технологическом оборудовании, используемом для приготовления пищи и пищевых продуктов.

Работа машгиаха – это работа с людьми. Есть целый коллектив работников во главе с хозяином и директором, и зачастую приходится противостоять. Порой возникает разница интересов: интерес хозяина – произвести товар или предоставить услугу, как можно, дешевле, с меньшими затратами, работников — выполнить работу, как можно, быстрее и легче, а интерес машгиаха – чтобы все было кошерно. И далеко не всегда эти интересы совпадают, а количественное преимущество – всегда не на стороне машгиаха. Поэтому ему для достижения поставленной цели приходится использовать «духовное превосходство» и стараться использовать и умственное. Чтобы не вступать в прямые конфликты, но стараться направить ситуацию так, чтобы никто, ни одна из сторон не чувствовала себя ущемленной. И только иногда, в самых редких случаях, когда это не удается, тогда волей-неволей приходится вступать и в прямой конфликт, но только после того, как используешь все средства, чтобы его избежать. Потому что даже если ты победил на этот раз, кто поручится, что в следующий раз другая сторона не окажется умнее? Поэтому нужно дать ощущение союзника, а не противника.

Например, иногда для достижения цели можно использовать доводы полезности и правильности. Конкретный случай: однажды (как часто бывает в израильском производстве) получилась накладка, вышла задержка, и нужно было очень срочно приготовить рис. Времени было в обрез, а проверенного риса не было. Повара торопили – нужно выполнить заказ, и уж было хотели сварить рис без проверки. «Смотри, какой хороший, чистый, белый рис!»

Тут я рассказал им совершенно правдивый случай, который мне в свое время рассказал мой коллега-приятель. Он тоже был машгиах в зале торжеств. И там женщине в рисе попался камешек. Она сломала зуб, подала в суд на зал и хозяина, и тот по суду был вынужден заплатить очень большой штраф и компенсацию. Хозяин так разозлился, что взял и уволил весь свой персонал. «Нам это надо – чтобы нам всем тут влетело?! Поверьте, даже если мы на пятнадцать минут опоздаем, это создаст меньше проблем, чем, если кто-то из-за нас сломает себе зуб. Максимум – пожурят. Но ради этого ставить на карту свою работу?» И знаете, этим мне их удалось убедить!

Иногда возникает и недоверие, и непонимание, и отчуждение. Все это отталкивает. И тут один из методов – оперировать теми понятиями и аргументами, которые понятны твоему собеседнику и могут его убедить. То, что некошерная пища может плохо влиять на душу – убедит не каждого. А вот то, что ты можешь лишиться своей работы и зарплаты – это уже звучит довольно убедительно.

Существует еще одна проблема – морально-этическая. Вся работа машгиаха построена на доверии. Мы покупаем тот или иной продукт, полагаясь на его кошерность, а на кошерность продукта мы полагаемся, полагаясь на машгиаха, следившего за его производством. Но на самом деле, доверие очень сложно проверить. Можно быть специалистом, но проверить порядочность — это намного сложнее. А ведь иногда это может быть решающим фактором, никак не меньшим, а, может, и большим, чем профессионализм. И это еще одна проблема. Так что для работы машгиахом мало быть профессионалом — нужно быть еще и порядочным человеком, и богобоязненным евреем.

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.