Должен ли раввин быть с бородой? - Ujew

Должен ли раввин быть с бородой?

Должен ли раввин быть с бородой?
Количество просмотров 309 Количество комментариев 0

Небольшой экскурс в русскую историю. В 1582 году в Москве состоялся диспут о вере, в котором участвовали Иоанн Грозный и иезуит Антонио Поссевино, присланный папой Григорием XIII с миссией обратить московитов в католичество. Иван Грозный выдвинул принципиальные возражения против латинской веры, среди которых был и упрек, что Папа Римский бреет бороду. Прочитав через три столетия диалог царя и иезуита, В. Розанов с легким презрением писал: «Известны споры Грозного с Поссевином, где он огорошил “западника” вопросом: для чего они бреют подбородок... Таким “богословам” с интересом к подбородку было трудно выступить пред лицом мира».

Ответ Грозного отражал всю глубину русской религиозности того времени, когда брадобритие считалось тяжким грехом и было запрещено постановлением Стоглавого собора (1551): «Правило святых апостол сице глаголет: “Аще кто браду бреет и преставится тако, недостоин над ним служити… с неверным да причтется, от еретик бо се навыкоша”». Русская церковь протестовала против бритья бороды, считая это «латинским и еретическим преданием», ведь неправославные народы, католическое и протестантское духовенство щеголяли с гладко выбритыми лицами. На русских иконах безбородыми традиционно изображали чертей и бесов, поэтому безбородый человек в глазах московита переставал быть «образом и подобием Б-жьим», уподобляясь нечистому. К тому же, сбривание бороды выглядело нарушением гендерных различий, установленных Творцом.

Даже Петр не посмел поднять руку на бороды русского духовенства. До сего дня борода считается в России признаком благочестия и необходимым атрибутом православного духовенства. Бритый батюшка, игумен или епископ — такой же оксюморон, как женатый монах.

Экскурс в недавнюю русскую историю поможет лучше понять отношение еврейской традиции к бороде. Мы увидим: евреи придерживаются в этом вопросе схожих взглядов и порой излагают их едва ли не теми же словами.

В библейские времена борода считалась символом мужественности и красоты, выбритое лицо — символом позора и поражения: желая унизить поверженного противника, древние владыки часто лишали его растительности на лице. Этот образ нередко использовали еврейские пророки. Йешаяу, предсказывая возмездие, ждущее царя Ассирии, говорил: «В тот день обреет Г-сподь бритвой, нанятой по ту сторону реки, царю ассирийскому голову и волосы на ногах, и даже отнимет бороду» (7:20). И пророк Ирмеягу подчеркивал бедствия и унижения Моава: «Оттого сердце мое стонет о Моаве, как свирель; о жителях Кирхареса стонет сердце мое, как свирель, ибо богатства, ими приобретенные, погибли; у каждого голая голова и у каждого сбрита борода» (48:36-37).

В недельном разделе Торы Кдошим находим такой запрет: «Не порть края своей бороды» (Ваикра, 19:27). Объясняя смысл этой заповеди, Рамбам писал: «44-я заповедь — запрет сбривать лезвием бритвы “края бороды”. И есть пять “краев”: верхний край бороды на правой щеке, верхний край бороды на левой щеке, нижний край бороды справа, под нижней скулой, нижний край бороды слева, под нижней скулой, и самый нижний край бороды. Этот запрет выражен в Торе так: “Не порть края своей бороды” (Ваикра, 19:27), поскольку все эти пять “краев” входят в понятие “борода”. И не сказано “Не порть свою бороду”, но Г-сподь сказал: “Не порть края своей бороды”, — подчеркивая: не порть даже один из краев, окаймляющих твою бороду; и наши мудрецы объясняют, что имеются в виду те пять краев, которые мы перечислили» (Книга заповедей, Запрещающие заповеди, 44).

Талмуд устанавливает за сбривание бороды пятикратное бичевание (Макот, 20а): с точки зрения мудрецов, борода состоит из «пяти краев» и человек, сбривший бороду, нарушал не один, а сразу пять запретов.

Еврейские мыслители по-разному объясняли эту заповедь. По мнению Рамбама, так как в древности бороды брили языческие жрецы, а в современной ему Европе — христианские священники и монахи, еврей, лишивший себя растительности на лице, уподобляется идолопоклонникам.

Барселонский раввин Аарон Галеви (Сефер а-хинух) считал, что сбривание бороды является нарушением заповеди «Да не наденет мужчина женскую одежду» (Дварим, 22:5), так как это — отказ от установленных Б-гом гендерных ролей. Аналогичное объяснение предложил и третий Любавичский Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон (Цемах Цедек): даже стрижка бороды, считал он, подпадает под категорический запрет Торы.

Означает ли это, что любой религиозный еврей непременно должен быть бородат? Нет. Внимательно читая Тору, мы увидим, что запрет распространяется именно на бритье бороды, т. е. уничтожение растительности на лице с помощью лезвия или бритвы. Прибегнуть к иным способам Тора не запрещает: «Еврей подлежит наказанию только тогда, когда снимает волосы бритвой, поскольку именно в этом заключается “порча”, о которой говорится в Торе. Стригущий бороду ножницами свободен от наказания» (Хафец Хаим. Краткая книга заповедей, Запрещающие заповеди, 177).

Современные технологии предлагают несколько способов «кошерно» избавиться от растительности на лице, рекомендуя специальные порошки, гели, электробритвы, действующие по тому же принципу, что и ножницы. В большинстве еврейских ортодоксальных общин мира не видят ничего необычного в том, что лица мужчин гладко выбриты. Однако, когда речь заходит о раввинах, ситуация несколько меняется: многие евреи считают бороду необходимым атрибутом «духовного лица».

Известный педагог и популяризатор иудаизма Арье Бен-Эфраим пишет по этому поводу: «В отношении бороды дело обстоит несколько сложнее. Из Торы действительно вытекает, что брить бороду машинкой, которой никогда не побреешься так же чисто, как обычной бритвой, законом не запрещено. И поэтому на Западе нередко можно встретить даже раввина с бритым подбородком. Если это ортодоксальный раввин, то он не пользуется ни опасной, ни безопасной бритвой, а исключительно машинкой для бритья. Но для простого и не искушенного в тонкостях Алахи человека разницы в этом большой нет, и ему очень трудно признать, что перед ним действительно раввин» (А. Бен-Эфраим. Беседы на темы недельных глав Торы. Нью-Йорк, 1995). Как справедливо заметил Бен-Эфраим, против безбородого раввина восстает не только чувство, но и традиция, согласно которой борода является одним из признаков благочестия. Поэтому, к примеру, в Шульхан арухе однозначно утверждается, что крайне желательно, чтобы ведущий молитву в синагоге был бородат (Орах хаим, 53:6). Того же мнения был и р. Шломо Ганцфрид: «Постоянным хазаном назначают только того, у кого полностью выросла борода. Хотя на время какой-то конкретной молитвы любой, кому исполнилось тринадцать лет и один день, может молиться, представляя общину» (Кицур Шульхан арух, 15:13). Бен-Эфраим пишет: «Праотца Авраама или великого Моше смелый художник еще дерзнет изобразить без головного убора, но без бороды — никогда. Ни талмудического мудреца, ни ученого эпохи гаонов, ни Рамбама и Раши, ни просто скромного раввина в захолустном местечке черты оседлости невозможно даже представить себе без бороды. Бороды носили все главы хасидских дворов и знаменитых литовских ешив, все главные раввины Израиля... Даже в Советском Союзе все известные мне раввины были бородаты».

В хасидской среде и сегодня отсутствие бороды — недопустимое отклонение от принципов богобоязненности и благочестия. Даже те, кто в принципе допускает возможность стричь бороду с точки зрения Закона, тем не менее единодушно осуждают подобную практику.

Означает ли это, что борода всегда являлась непременным атрибутом настоящего раввина? Оказывается, нет. Многие раввины средневековой Италии не носили бород, ссылаясь на пример каббалиста р. Менахема Азарьи (1310–1385), регулярно уничтожавшего растительность на лице, не оставляя ни единого волоса. Кроме того, по его мнению, «в соответствии с мудростью каббалы, не стоит отпускать бороду, будучи в галуте». Впрочем, подобные мнения были единичны.

«Кошерная» стрижка бороды была одобрена не только некоторыми еврейскими мистиками, но и таким выдающимся алахическим авторитетом, как Моше Софер, более известный по названию его основополагающего труда как Хатам Софер. По его мнению, ни в Талмуде, ни в трудах известных раввинов, ни в других книгах — нигде не сказано, что есть разница между бородатым и безбородым евреем, а потому желание избавиться от растительности на лице не содержит и тени запретного! (Хатам Софер, Орах хаим, 159). Хатам Софер был последовательным защитником даже самых незначительных еврейских обычаев, именно ему принадлежит известный лозунг: «Хадаш асур мин а-Тора» — «Любые нововведения запрещены Торой». И уж если он разрешил еврею не отращивать бороду, значит, считал подобную практику не противоречащей не только букве закона, но и духу еврейской традиции. И сегодня бритые подбородки многих религиозных евреев подтверждают это многочисленным современным ортодоксам. Правда, кое-кто и сегодня считает, что религиозный еврей без бороды — не совсем еврей. Ответим словами Мишны: «Рабби Меир говорил: “Смотри не на кувшин, а на его содержимое…”» (Авот, 4:20). Или напомним старый анекдот: иногда, когда душа еврея предстает перед Высшим Судьей, ее спрашивают: «Еврей, еврей! Где твоя борода?!» А бывает, спрашивают: «Борода, борода! Где твой еврей?!»

 

Источник: журнал «Лехаим»

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.