Еврейский календарь
5 Элул
5778
Календарь
16 Августа
2018
Недельная глава:
Шофтим
ТЕМА НЕДЕЛИ
Лидерство за гранью отчаяния
Беаалотха

Лидерство за гранью отчаяния

рав Джонатан Сакс
23 августа 2017, 11:08

Танах, Еврейская Библия, удивительна благодаря реализму, с которым она изображает человеческий характер. Ее герои - это не сверхлюди, а отрицательные персонажи - не супер-злодеи. У хороших есть свои недостатки, а у плохих есть свои достоинства. Я не знаю другой подобной религиозной литературы.

 

Очень сложно использовать библейские тексты для обучения этики простым путем, так сказать черным по белому. Именно поэтому, как утверждал Рав Цви Гирш, раввинский мидраш часто повторно интерпретирует повествование. По вполне понятным образовательным причинам Мидраш описывает нравственную жизнь простым путем, так, чтобы каждый мог понять.

 

Однако простой смысл остается, и важно не потерять его из виду. Это похоже на то, как если бы монотеизм в то же время выступал и в роли глубокого гуманизма. Б-г в еврейской Библии совершенно не похож на мифических богов. Вторые были полулюдьми и полубожетсвами. В результате герои в эпической литературе языческих культур были представлены почти как боги - полубоги.

 

Для сравнения - монотеизм создает полное и явное различие между Б-гом и человечеством. Если Б-г это Б-г в полной мере, то люди - самые, что ни есть люди: хрупкие, но в тоже время сложные сочетания силы и слабости. Мы отождествляем себя с героями Библии, ибо они, несмотря на их величие, никогда не перестают быть людьми, да и не стремятся быть чем либо еще. Отсюда и феномен, для которого глава Беаалотха дает пример: уязвимость, депрессия и отчаяние некоторых из величайших религиозных лидеров всех времен.

 

Смысл достаточно понятен. Израильтяне жалуются на свою еду: “Группы среди них стали хотеть другой еды, снова Израильтяне стали ныть и сказали: “Ах если б только у нас было мясо! Мы помним рыбу, что мы ели в Египте задарма; и огурцы, и дыни, и лук, и чеснок. А теперь мы потеряли аппетит. Мы не видим ничего кроме этой манны””.

 

Это не новая история. Мы ее уже слышали (Исход 16). Однако в этом случае Моше переживает то, что можно было бы назвать крушением:

 Он спросил Б-га: “Зачем Ты снипослал эту проблему на Своего слугу? Чем я Тебя разгневал, что Ты возложил на меня тяжесть всех этих людей? Разве я вызвался взять их в опеку? Разве я создал их? … Я не могу нести такую ношу один, она слишком тяжела для меня. Если вот так Ты будешь относится ко мне, то лучше лиши меня жизни прямо сейчас! Если я заслужил Твое благоволение, не дай мне увидеть собственный крах”.

 

Моше молит о смерти. И в Танахе он не один такой, есть по крайней мере еще три других персонажа. Первый Илия (после успешного противостояния с пророками Баала на горе Кармель), на которого королева Иезавель выдает ордер на смерть.

 

Элияху испугался и побежал за своей жизнью. Когда он пришел в Беэр-Шева, он оставил своего слугу, а сам отправился на однодневное путешествие в пустыню. Он сел под деревом и стал молится о смерти. “С меня хватит, Г-сподь” - он сказал, - “Я ничем не лучше своих предков”.

 

Далее Иона, после случая, когда Б-г простил жителей Ниневии. Иона был очень недоволен и рассержен. Он обратился к Б-гу: “Разве не это я сказал Тебе, когда еще был дома? Именно поэтому я так быстро бежал в Фарсис. Я знал, что Ты милостивый и сострадательный, скромен в гневе и изобильный в любви, знал, что Ты Б-г, который откажется от посылания бедствия. Теперь, о Г-сподь, возьми мою жизнь, ибо мне лучше умереть, чем жить”.

 

 

Третий Иеремия, после того, как люди не прислушались к его посланию и публично унизили его. “О Б-г, Ты вовлек меня, и я увлекся; Ты покорил меня, и я достиг целей. Теперь весь день надо мной смеются, все меня кривляют … Слово Б-жье принесло мне оскорбления и упреки … Будь проклят день, когда я родился! Будь проклят день, когда моя мать родила меня! Будь проклят тот, кто принес новости моему отцу и обрадовал его словами “У тебя  будет сын!” … Зачем я вообще вышел из чрева? Чтобы до конца дней своих видеть горе и скорбь, закончить свою жизнь в позоре?!”.

 

Нет никакого сравнения между героями Танаха и политическими фигурами современного мира. Это разные типы личности, живущие в разных временах, работающие в разных сферах. Тем не менее мы находим схожее явление у одной из великих фигур двадцатого века - Уинстон Черчилль. На протяжении большей части своей жизни он был склонен к вспышкам острой депрессии. Он называл ее “черной собакой”. Он однажды сказал своей дочери: “Я достиг многого в том, что ничего не добился в итоге”. Он говорил другу, что каждый день молился о смерти. Он говорил своему доктору Барону Морону о том, что всегда старался держать себя подальше от железнодорожных путей и бортов корабля, так как чувствовал, что не удержится от попытки покончить собой. Как он говорил: “Секунда отчаяния могла бы закончить все”.

 

Почему величайших людей так часто преследует чувство неудачи? Энтони Сторр, психиатр, в своей книге “Черная собака Черчилля” предлагает несколько убедительных идей. Но на самом простом уровне мы можем увидеть общие черты, по крайней мере среди библейских пророков: страстное стремление изменить мир в сочетании с глубоким чувством личной неадекватности. Моше говорит: “Кто я такой, чтобы вести Израильтян из Египта?”. Иеремия говорит: “Я не могу говорить, я всего лишь ребенок”. Иона пытается убежать от выполнения своей миссии. Само чувство ответственности, которое побуждает пророка прислушаться к призыву Б-га, может заставить его обвинить себя самого, когда люди не прислушаются к его посланию.

 

Тем не менее, именно этот внутренний голос в конечном итоге и содержит исцеление. Пророк не верит в себя, он верит в Б-га. Он берется вести за собой не потому, что видит себя лидером, а потому что он видит задачу, которую больше некому выполнить. Его величие заключается не в нем самом, а в его понимании того, что он призван к выполнению задачи независимо от того, насколько сумасшедшим он себя мнит.

 

Отчаяние может быть неотъемлемой частью лидерства. Ибо когда пророк видит, что его оскорбляют и критикуют; что его слова летят горохом об стену; что люди слышат только то, что они хотят, а не то, что им нужно услышать - тогда слои “себя” и личных чувств сжигаются, остается лишь задача, миссия, призыв. Когда это происходит рождается новое величие. Уже не важно, что пророк не популярен и не служит примером. Все, что имеет значение - это работа и Тот, кто к ней призвал. Именно в этот момент пророк приходит к истине, изложенной Раввином Тарфоном: Это не ваша задача - выполнить поручение, но это и не дает вам права стоять в стороне”.

 

И снова, без попытки сравнить светское и святое, я заканчиваю словами, сказанными Теодором Рузвельтом. 

Важен нет тот, кто критикует, не тот, кто указывает на то, как сильный человек споткнулся или как кто-то мог сделать то, что он сделал гораздо лучше. Честь принадлежит тому, кто собственно находится рядом; тот, чье лицо покрыто пылью, потом и кровью; тот, кто встает снова и снова и продолжает путь; тот, кто пытается довести дело до конца; тот, кто знает что такое энтузиазм и преданность; тот, кто посвящает себя праведным делам; тот, кто с достоинством принимает и победу, и поражение. Такой человек никогда не окажется рядом с теми, кто не знает вкуса ни победы, ни провала.

 

Лидерство в благородных делах может идти рука об руку с отчаянием, но в конечном итоге оно превратится в исцеление.       

 


 

 
Присоединяйтесь в Telegram

Другие статьи

Последние статьи

Духовная пиромания
Полный текст главы " Бэаалотха "
Как зажигают души
Путь наименьшего сопротивления?
Учись у Аарона