Еврейский календарь
15 Тишрей
5779
Календарь
24 Сентября
2018
Недельная глава:
Ве-зот га-браха
ТЕМА НЕДЕЛИ
В бой под желто-голубым флагом. «Жидівський пробойовий курінь»
История и культура

В бой под желто-голубым флагом. «Жидівський пробойовий курінь»

Дмитрий Полюхович
16 августа 2018, 10:00
Время прочтения Время прочтения: 11 мин.

О существовании "Жидівського пробойового куріня" (официальное название "Пробойовий курінь І Корпусу Галицької Армії") автор узнал еще в 1990 году совершенно случайно и при довольно оригинальных обстоятельствах. Если кого коробит определение "Жидівський" -  напомним: традиционный для славянских языков этноним получил негативную окраску только в русском языке, а воинское формирование возникло на Галичине, где на тот момент русификацией и не пахло. Поэтому название "Жидiвський курiнь" его бойцов ничуть не смущало. Но учитывая сложившиеся постсоветские реалии, в дальнейшем будем использовать определение "Еврейский штурмовой батальон".

В 1990-1991 гг. автор работал в "Рух-информе", - структуре Секретариата Руха.  Однажды в Секретариат заглянул некий израильтянин. О чем он там говорил с руководством - кто знает, но потом он показал "кино". В те стародавние времена на весь Секретариат стоял один-единственный видеомагнитофон, а сама техника воспринималась как вершина буржуинского прогресса.

На любительском видео были запечатлены традиционные еврейские похороны. Все как обычно – скорбящие родственники и несущие носилки с покойным бородатые-пейсатые мужчины в черных шляпах и лапсердаках. Вот только тело было укрыто не традиционным талитом а ... червоной китайкой, поверх которой лежала казацкая шапка со шлыком и сабля.

Состояние ошарашенных от такого зрелища зрителей хорошо описывается модным ныне понятием "когнитивный диссонанс".

Как рассказал израильский гость, покойный был бойцом "Еврейского штурмового батальона", и перед смертью прсил "похоронить меня как казака"...

В отличие от Большой Украины, украино-еврейские отношения на Галичине не были омрачены кровью Хмельниччины и Колиивщины, как и погромами начала ХХ века. Кроме того, австрийские чиновники с самого начала сделали ставку на поляков, превратив их в доминирующую силу в крае. В итоге евреи, как и украинцы, оказались фактически людьми второго сорта. Опять же, евреи прекрасно знали о шовинистических и антисемитских настроениях, царивших среди польских соседей.

Негативное отношение к евреям, как к "антипольскому элементу", красной нитью прошло через всю недолгую историю Второй Речи Посполитой. Сохранилось оно и в "Народной" Польше. Апофеозом здесь стала широкая антисемитская кампания 1968 года и, как результат, эмиграция всего еврейского населения в Израиль, США и другие страны Европы.


"Антисионистский" митинг. ПНР, 1968 г.

Следует заметить, что украино-еврейская "смычка" в Галичине оформилась задолго до Первой мировой и провозглашения ЗУНР. В 1907 г. в Австро-Венгерской империи прошли первые выборы на базе всеобщего избирательного права (правда, только для мужчин). Тогда в городах украинцы массово отдали голоса за кандидатов-сионистов, и наоборот, в сельских округах евреи активно поддержали кандидатов от украинских партий.

19 октября 1918 года была провозглашена "Проклямація Української Національної Ради" о создании Украинского государства в украинских этнических землях бывшей империи Габсбургов. Уже 1 ноября во Львове начались военные действия против сторонников свежевосстановленной Польши.

В этот же день срочно собравшиеся представители всех еврейских партий и кагала Львова образовали городской коалиционный орган - "Еврейский комитет гражданской безопасности". Первым же его постановлением стал призыв к сохранению нейтралитета в польско-украинском вооруженном противостоянии. Мол, есть большой риск, что победившая сторона потом отыграется на еврейской общине. Аналогичную позицию о нейтралитете занял и Еврейский Национальный Совет Восточной Галичины, представляющий все еврейское население края.

Украинская сторона с уважением отнеслась к еврейскому нейтралитету и на еврейских юношей мобилизация не распространялась, правда и добровольцев никто не гнал.

Польская сторона на нейтралитет плевала и массово проводила насильственную мобилизацию еврейской молодёжи, что тоже не добавило симпатий со стороны евреев.

В целом же отношение евреев к ЗУНР не было однородным. В частности, ассимилированная интеллигенция Львова активно поддержала Польшу, создав в ноябре 1918 г. "Союз поляков Моисеевого вероисповедания". Немало членов этого Союза вскоре приняли активное участие в войне против украинцев. С другой стороны, евреи Коломыи, Самбора и Станиславова (ныне Ивано-Франковск) с большой симпатией отнеслись к провозглашению ЗУНР.

С 21 по 24 ноября, сразу же после того, как Львов захватили польские войска, городом прокатился масштабный погром, жертвами которого стали более 7 тысяч семей, а 150 человек были убиты. В ответ на это преступление во многих городах и местечках Галичины тут же возникли отряды еврейской самообороны. Появился такой отряд и в Тернополе. Инициатором его создания и командиром стал бывший поручик австро-венгерской Армии Соломон Ляйнберг. 

Львовский погром привел не только к созданию сил самообороны, но и окончательно склонил чашу еврейских настроений на сторону украинцев. Этому способствовало и то, что украинская общественность предоставила солидную финансовую помощь жертвам погрома.

Кроме того, еврейское население края с большим одобрением отнеслось к активным шагам руководства ЗУНР в национальном вопросе, направленном на развитие еврейской культуры, образования, самоуправления и т.д. 3 марта 1919 г. на территории ЗУНР была законодательно запрещена любая антисемитская агитация с жестким наказанием для нарушителей.

Вскоре открытую проукраинскую позицию задекларировало руководство Еврейской социал-демократической партии "Поалей Цион". В своем официальном издании, газете "Дер идиш Арбайтер" ("Еврейский рабочий"), партия призвала евреев к защите украинского государства от поляков с оружием в руках. В марте 1919 г. свою открытую поддержку украинцев задекларировал Бунд. 

Справедливости ради заметем, что и на Западной Украине не обошлось без антиеврейских эксцессов, но все они в корне пресекались вплоть до расстрела виновных.

Вернемся к делам военным.

Здесь стоит вспомнить Людвика Розенберга (он же "Чорнiй"). К сожалению, сегодня о нем мало кто помнит, хотя его биография весьма интересна и поучительна.

В свое время Розенберг успешно окончил Рогатинскую украинскую гимназию. Сочувствуя украинцам, Людвик не забывал, что является евреем, и в 1911 г. он стал членом Поалей Цион. Когда началась Первая мировая война, Розенберг вступил в легион Сечевых Стрельцов. Заметим, это было довольно сложно, а конкурс туда был похлеще, чем в престижный ВУЗ на самую востребованную специальность – даже взятки давали. Среди стрельцов он и получил прозвище "Чорнiй".

В 1916 г. Чорний оказался в российском плену, где пребывал до 1917 г.

В начале 1918 г. Розенберг возглавил расположенную в Белой Церкви школу подстаршин (унтер-офицеров). Большинство выпускников школы влилось в армию УНР, но немало учеников Чорния перебралось "за Збруч" и приняло активное участие в становлении УГА.

После поражения УНР в войне с РСФСР, Людвиг Розенберг-Чорний становится одним из основателей подпольной Украинской Военной Организации (УВО, заметим, было предтечей ОУН). Правда, вскоре он становится склоняется к идеям национал-коммунизма и разрывает свои отношения с Евгением Коновальцем, ближайшим соратником которого был ранее.

Людвик Розенберг успел даже побыть секретарем Коммунистической партии Восточной Галичины (впоследствии переименованной в КПЗУ). Выступая за коммунизм, он всё же не захотел плясать под дудку Москвы, за что и был исключен из партии, а позже расстрелян "советами" в 1940 г.

Но мы опять отошли в сторону от темы.

Первой сугубо еврейской частью УГА стала конно-пулеметная сотня 4-й Золочевской бригады под командованием Соломона (Салько) Ротенберга.

Офицер еврейской милиции Львова возле синагоги "Бейт Хасидим". Львов, ноябрь 1918 г. (художник Богдан Пиргач)

Отдельная еврейская чота (взвод) сражалась и в составе Гуцульского куреня УГА. Еврейские добровольцы, уже заранее организованной группой, присоединились к куреню в июне 1919 г.  

Кроме того, большинство медиков в составе УГА были евреями.

Самой же крупной и знаменитой еврейской частью УГА был "Пробойовий курінь", сформированный во время "Чортковской офензивы" (наступления) в июне 1919 года из еврейской милиции Тернополя.

16 июня 1919 года части Украинской Галицкой армии освободили от поляков Тернополь. По согласованию с "Еврейским национальным советом" – исполнительным комитетом евреев Тернополя — командир местной еврейской милиции, поручик бывшего австрийского 15 пехотного полка Соломон Ляйнберг обратился к полковнику Осипу Микитке с предложением присоединиться к рядам УГА. Полковник, еще по прежней службе в австро-венгерской армии лично знавший Ляйнберга, дал добро. Кроме милиции, к куреню присоединилось немало евреев-добровольцев, и вскоре часть насчитывала уже более 1200 штыков.

Старшина (офицер) Еврейского ударного батальона, Тернополь, 1919 (художник Богдан Пиргач)

Спустя месяц, 14 июля, курень  принял активное участие в боевых действиях против польских войск на линии сел Максимовка - Романово Село - Жеребки - Колодеевка. Бойцы Ляйнберга прикрывали отход частей 1-го корпуса за Збруч в районе Скалат, Гримайлов и Гусятин.

Во многом благодаря стойкости его бойцов полякам не удалось прорваться к Збручу и отрезать пути отхода частей УГА, отступавшей под натиском преобладающих сил противника.

Перейдя Збруч, части УГА влились в состав армии УНР.

Еврейский ударный батальон здесь принял активное участие в боях против большевиков и, пройдя через Проскуров, Винницу и Бердичев, дошел до окраины Киева. Часть пользовалась громадной поддержкой со стороны еврейского населения. В Бердичеве Соломону Ляйнбергу городская управа даже дала разрешение на мобилизацию еврейской молодежи.

С сентября 1919 года украинская армия оказалась в ситуации, получившей название "Треугольник смерти" – с одной стороны ей противостояли войска Красной России, с другой – русские же белогвардейцы Деникина, с третьей – поляки.  Ситуация усугублялась жесточайшей эпидемией сыпного тифа. Украинский Красный Крест закупил лекарства в Дании, но представители Антанты, поддерживающей Деникина и Польшу, заблокировали их доставку.

Не миновал тиф и Еврейский курень. Болезнь унесла жизни более двух третьих личного состава. Часть прекратила свое существование как самостоятельная боевая единица. В ноябре 1919 г курень был расформирован уже официально.

1-й курень 6-й бригады Галицкой армии, 17 ноября 1919 года. Соломон Ляйнберг внизу в центре

Часть уцелевших бойцов осталась воевать в армии УНР, некоторые перешли к красным - идеи коммунизма тогда привлекали многих. Некоторые уехали домой.

В начале 1920 г. самые пассионарные и идейные "пробоевцы" смогли прорваться в Одессу, где соединились с остатками ранее разгромленной деникинцами местной сионистской дружины. В итоге образовалась безымянная, но сплоченная часть в две сотни штыков. Далее, по одним данным, они захватили пароход, по другим – арендовали, и на нем перебрались в Палестину, где влились в Хагану — ядро будущего Цахала. Среди них был и еврейский казак, с похорон которого и началась эта история.

Кстати, помнится, что израильский гость рассказывал и про Хагану, и про участие казака-пробоевца в войне за независимость.

А вот судьба Соломона Ляйнберга "покрыта туманом". По одной версии, в марте 1920 г. он перешел на сторону Красной Украинской Галицкой Армии (ЧУГА), а в 1921 г. даже вступил в ВКП(б) и после служил начальником радиочасти 4-го разведуправления штаба РККА. После 1930 года он руководил лабораторией в Радиоуправлении штаба РККА, занимавшейся обеспечением радиосвязью внешней разведки. Первый раз его арестовали в 1933 г., второй – в августе 1937 г. 9 апреля 1938 года Ляйнберга расстреляли. Но не исключено, что эта часть биографии принадлежит не ему, а его брату, действительно профессионально занимавшемуся радио.

По другой версии, в 1920 г.  Семен Ляйнберг вернулся в Тернополь, где был схвачен поляками и погиб в польской тюрьме.

В январе 2013 года по инициативе Всеукраинского движения "Тризуб" во главе с Дмитрием Ярошем был начат сбор денег на сооружение памятника Ляйнбергу в Тернополе, но, судя по всему, эта инициатива "заглохла". На сегодня память о командире Еврейского куреня увековечена только во Львове, где его имя носит одна из улиц.

Улица Соломона Ляйнберга во Львове. Фото Е.Шнайдера

Присоединяйтесь в Telegram

Случайные статьи

Джо Дассен: если б не было тебя…
Фотопрогулка: Альтернативный Иерусалим
Этот день в истории. Неделя главы Гаазину, 7 – 13 тишрея
Еврейский долг
Последний бой в Варшавском гетто