Луганская область - Ujew

Луганская область

Луганская область
Количество просмотров 1121 Количество комментариев 0

1. Соломон Давидович и переход турецкоподданнных

В 1797 году солдаты разбитой польской армии были отправлены на строительство Луганского литейного завода — в их числе и был Соломон Давидович 35-ти лет. Видимо, с него и началась еврейская история Луганска — промышленного города, который вырос в 1797 году из основанного вокруг завода поселка.

Первые достоверные данные о демографической картине города, где были бы упомянуты евреи, появились в 1864 году. В Луганске тогда проживало 156 евреев. Через 30 лет с небольшим — в 1897 — там насчитывалось уже в десять раз больше евреев, 1505 человек (а по некоторым источникам — и вовсе 2109 человек). Перед революцией количество евреев выросло еще в три раза — их было уже 4554 человека.

К сожалению, точных сведений о том, чем были заняты взрослые члены общины, не сохранилось. Но в целом по региону все иудеи занимались одним и тем же — торговали, мастерили, занимались финансами, работали на заводах и земле. Многие из представителей еврейской общины Луганска в те времена были предпринимателями — по архивным данным, евреям города принадлежало «Мелкоторговое ссудное сберегательное товарищество», все 3 аптеки, 3 парикмахерские, 3 булочные, 1 кинозал, 1 фотоателье, 2 прачечных и 90 лавок.

Есть сведения, что в конце XIX века в Луганске было немало «турецкоподданных» — под ними имелись ввиду евреи. И многие в конце XIX века из них стали активно переходить в христианство. Так, в 1893 году таинство святого крещения принял некий «турецкоподданный» Шмуль Залманович Виттенштейн — он перешел в православие вместе с женой и семью детьми. Таких случаев в городе было было огромное множество — Сруль стал Леонтием, Гирш — Григорием, Хая Ига — Татьяной и так далее. Во многих случаях поручителем новообращенных христиан в Луганске выступал местный купец С. Васнев (не исключено, что он и сам был одним из выкрестов). 

2. Евреи и Ворошилов

В городе, который сейчас носит название Лисичанск и находится в Луганской области, родился революционер Климентий Ворошилов (в честь которого и был позже переименован город). Евреем он не был, но понимал, что иудейская община может очень неплохо помочь делу революции, и поэтому с богатыми евреями крепко дружил. Известно, что этот этот луганский большевик в неспокойные годы встречался с одним из главных лиц еврейской буржуазии города Соломоном Вендеровичем, который был довольно щедр и как мог поддерживал партию — разумеется, в первую очередь материально.

Но Соломон делал это не сколько из любви к пролетариату, сколько в стремлении защитить свою общину. Тогда по всей Украине шли погромы, а ворошиловские соратники в обмен на финансовую щедрость защищали еврейскую буржуазию от погромов. После того, как в городе установилась советская власть и больше не было ограничений на участие евреев в общественной и политической жизни, в ряды комсомольцев стали активно вступать молодые выпускники хедеров. В комсомольских списках появились Эскин, Горин, Смокин, Левин, Либерман. Впрочем, насколько стремительно евреи стали частью советской политической жизни, настолько же быстро их и выбили из нее во время сталинских репрессий...

3. Скульптор Фейгин

Дов Фейгин (1907(8)–2000) родился в Луганске в семье портного и получил как религиозное, так и светское школьное образование. В смутные для Украины годы семья Фейгиных решает переехать — и в 1920 году они уже перебрались в Гомель.

В Беларуси Фейгин увлекся идеей сионизма с примесью левых убеждений — он становится одним из участников молодежного движения а-ля еврейские скауты «Ха-шомер ха-цаир», которое готовило молодое поколение к переселению в Эрец-Исраэль и к кибуцной жизни. Но Дов был активнее, чем хотелось новым властям. Он слишком много говорил и слишком много делал — и за это в 1924 году его арестовали.

 

 

Его отпустили только через три года. Не желая испытывать судьбу, Дов Фейгин решает покинуть СССР и в 1927 году переселяется в Эрец-Исраэль, став одним из основателей кибуца Афиким. Но быть обычным фермером он не хотел. Через несколько лет Фейгин отправляется в Париж учиться на скульптора в Национальной школе искусства с 1933 по 1937 год, а после окончания курса возвращается в Тель-Авив.

Страшные для еврейского народа годы Фейгин провел в Подмандатной Палестине, а в год объявления независимости Израиля — 1948-ом — он присоединяется к художественной группе «Новые горизонты», которая была основана другим израильским художником-модернистом, урожденным Борисполя Иосифом Зарицким.

 

 

Дов Фейгин переключился на свободный стиль — его работы из металла становились все более пространственными, аллегоричными, абстрактными. Но именно этот творческий подходит и принес ему популярность. В 1948 и 1962 годах Фейгин принимал участие в Венецианской биеннале.

За свою творческую карьеру он создал множество работ, среди которых мемориала Дж. Кеннеди (1966) на горе Аминадав в Иерусалиме, а также ярко-красная скульптура «Животное» (1958, отреставрирована в 2008), которую можно найти в Парке скульптуры Тель-Авивского музея искусства.

4. Сын фотографа, отец шлягеров

Знаменитый советский поэт-песенник Михаил Матусовский (1915–1990) родился в Луганске в семье знаменитого городского фотографа Льва Матусовского и его жены Эсфири Михайловны. Несмотря на то, что отец буквально горел фотографией и прививал любовь к этому искусству сыну, мальчика оно особо не вдохновляло — в отличие от поэзии. Но тем не менее, Михаил сначала поступил не в литературный вуз, а в в индустриальную профшколу, а потом некоторое время проработал на заводе.

 

 

Именно в те заводские годы Матусовский и начал печататься в местных газетах. В 1939 году он все же окончил Московский институт философии, литературы и истории, тогда же стал членом Союза писателей СССР и пошел в аспирантуру на кафедре древнерусской литературы. Его научную работу перед самой защитой прервала война — в июне 1941 года Матусовский получил удостоверение военного корреспондента и отправился на фронт (правда, степень кандидата филологических наук он все же получил, но заочно, когда был на войне).

Михаил Матусовский служил военкором на разных фронтах — от Западного до Второго Белорусского, — и параллельно с написанием материалов о военных действиях, сочинял фельетоны в стихах и частушки. После войны Матусовский постепенно переквалифицировался из филолога и репортера в поэта — его первым послевоенным детищем, которое получило народную славу, стали стихи к песне «Вернулся я на родину», музыку для которой написал Марк Фрадкин.

С тех пор Матусовских писал много и успешно — песни на его стихи становились настоящими советскими хитами. В числе этих шлягеров — «Крейсер “Аврора“», «Вологда», «На безымянной высоте», «Школьный вальс» (эту песню он посвятил своей учительнице), «Подмосковные вечера», «Старый клён», «Целую ночь соловей нам насвистывал» и многие другие.

 

5. Режиссер Зеликин

Самарий Маркович Зеликин (1931–2007) появился на свет в Лисичанске, но о его родителях ничего неизвестно... Вероятно, его родные были обычными советскими евреями, которым чудом удалось выжить в погромах, Первой мировой войне и революции.

 

 

Самарий Зеликин окончил факультет журналистики ХГУ в 1953 году, а с 1958 по 1968 годы был режиссером и сценаристом Харьковской студии телевидения. Затем вместе с Леонидом Гуревичем Зеликин руководил мастерской документального кино на Высших режиссерских курсах в Москве и делал фильмы сам. Именно он в 1965 году снял знаменитый детский фильм «Тореадоры из Васюковки» по мотивам повести легендарного украинского писателя Всеволода Нестайко.

В качестве режиссера и сценариста Зеликин выпустил боле 30 фильмов, а последней его режиссерской работой стала документальная картина из четырех частей «Эвакуация» о ВОВ. Создатели фильма, который рассказывает о переселении советских людей в годы Второй мировой войны, использовали архивные материалы и около сотни современных интервью, чтобы рассказать настоящую историю «великого исхода» современной эпохи. И немалая часть этой истории посвящена евреям и их судьбе на фоне войны.

«Великий странник со скрипочкой. Успел ли он уйти или его догнали немецкие мотоциклисты и расстреляли тут же, у обочины? Почему их не вывезли? Нехватка транспорта, стремительное наступление гитлеровцев? Но было и еще одно. Кому они были нужны? Местечковые музыканты, модистки, счетоводы, портные, сапожники, они не были ценными кадрами, просто людьми», — говорит закадровый голос. 

6. Отец Всеукраинского фестиваля детской поэзии

Иосиф Борисович Курлат (1927–2000) родился в Луганске в еврейской семье, о которой, к сожалению, тоже ничего не известно. Время тогда было непростое, особенно для детей еврейского народа, и в те годы пойти на фронт для них было чуть ли не безопасней, чем остаться дома. Поэтому, когда Курлату исполнилось 16, он отправился добровольцем в Советскую армию, командовал взводом, а после окончания войны устроился учеником слесаря на Луганский паровозостроительный завод.

 

 

Но он чувствовал, что рабочие профессии — не его. Побыв на заводе, он немного поработал бентощиком, а потом устроился учителем английского языка и стал работать в прессу. Сначала он стал в редакции газет Запорожья и Донецка, а потом и Киева, а позднее — перешел редактором на телевидение в Донецке и закончил литературный институт имени Горького при Союзе писателей СССР.

Во время учебы Иосиф Курлат познакомился со многими будущими лицами эпохи шестидесятников, среди которых была и Бэлла Ахмадулина, его сокурсница. Курлат также писал стихи и подключился к всеобщей творческой волне, но органы его бурной деятельности не одобрили — КГБ выслал его из Москвы в Донецк, а через пару лет перевел еще дальше от активной жизни, в Северодонецк.

Курлат работал для детей и взрослых — его первое стихотворение появилось в печати в 1950 году, а после свет увидели еще более 50 поэтических сборников. Он писал не только стихи, но и книги — среди его произведений, такие романы как «Казнить нельзя помиловать» и «Берёзовая палочка», а также повести «Витькины каникулы», «Всё живое на земле» и другие.

Иосиф Курлат закончил Литературный институт имени А. М. Горького, и среди его сокурсников были Белла Ахмадулина и Юнна Мориц. Конечно, атмосфера бунтарства, которые царили в творческой студенческой среде тех лет, не могли не вдохновить молодого и талантливого парня на поиски справедливости. За бурную «оттепельную» деятельность органами КГБ выслан из Москвы, был вынужден переехать в Донецк, а в 1965 году — в Северодонецк Луганской области.

Член Союза писателей СССР и национального Союза писателей Украины, Курлат не только писал сам, но и выступал переводчиком, адаптируя для русскоязычной публики произведения на украинском, удмуртском, греческом, аварском и других языках. Но сегодня имя Курлата помнят не столько по его работам, сколько благодаря тому, что он основал Всеукраинского фестиваля детской поэзии.

7. Праведник народов мира Бенедетто Де Бени

Перед немецкой оккупацией — в 1939 году — в городе проживало 10 622 еврея. По официальным данным в Луганской области нацистскими властями всего было расстреляно 2000 евреев (разумеется, это неточная цифра, в некоторых источниках количество расстрелянных доходит и до 3 тысяч). Некоторые евреи Луганских земель сумели спастись сами, некоторым помогли местные жители, а некоторых уберегли от смерти… фашисты.

В музее Вад Яшем есть информация о Бенедетто Де Бени, который родился в 1903 году в городе Громо недалеко от Вероны и летом 1942 года оказался вместе со своей частью, капитаном которой тогда был, в Ворошиловграде. После оккупации города нацисты перевели всех евреев на самые тяжелые работы — среди них были и две сестры, Сара и Рахель Турок. Де Бени проникся к ним симпатией и, узнав о приближающейся ликвидации еврейского населения, нашел возможность предупредить их об опасности. Благодаря этому сестры не только спаслись сами, но и спасли своих родных — родителей, тетю, двоюродного брата и знакомую.

 

 

Все вместе они бежали из города и переждали катастрофу — после девушки вернулись в Ворошиловград под славянскими именами, и Де Бени устроил их на работу на кухне итальянской военной части. Через время капитан отправил их железнодорожным составом в Италию к своей жене, чтобы сестры могли укрыться в провинции. Девушки не без сложностей, но все же добрались до Громо. Теперь они жили в семье Де Бени, помогали по хозяйству и — что самое главное — теперь наконец-то были абсолютно свободны. Через год Сара перебралась во Флоренцию, а Рахиль оставалась в доме спасителя до самого 1945 года — но уже никогда увиделись с ним. Бенедетто Де Бени пробыл в концлагере до конца войны, а когда возвращался в Италию, девушки уже отправились домой.

Рахель (которая в браке получила фамилию Ширяева) разыскала сына капитана Де Бени только через 50 лет и посетила его в Италии. Она привезла с собой из Израиля два дерева и посадила их на территории школы в Громо, а городские власти города установили в честь капитана мраморный памятник с надписью: «В память жеста солидарности и гуманизма жителей г. Громо семьи Бенедетто Де Бени и Изы Читтадини, спасших от преследований нацистов во время Второй мировой войны двух сестер-евреек Дарью Турок и Рахель Турок — Ширяеву. 8.6.1995. Громо». 

9. Еврейский фотограф Луганска

Перед и после революции в Луганске было множество фотоателье и фотографов, благодаря которым сейчас мы можем в буквальном смысле заглянуть в прошлое — одним из них был отец поэта-песенника Михаила Матусовского, ревностный иудей Лев Матусовский, который не скрывал своего происхождения даже после революционных событий и продолжал держать свое фотоателье в годы полного презрения к частной собственности.

 

Фото Льва Шлапоберского

 

В фондах Музея истории и культуры Луганска хранятся тысячи фотографий и других мастеров мастеров. Среди них — снимки фотокорреспондента «Луганской правды» Льва Шлапоберского. Сложно сказать, был ли Лев Шлапоберский луганчанином по месту рождения, но то, что он жил и много работал в этом городе — неоспоримый факт. Он был самым известным фотографом Луганска 1930-1940-х годов. Один из его снимков — сделанная 14 февраля 1943 года фотография в освобожденного от нацистов Ворошиловграда — вошла в издание «Великая Отечественная война в фотографиях и кинодокументах. 1943 г.». Шлапоберский продолжил делать фото и после окончания войны, но именно те годы стали главными в его карьере.

10. Современный поэт

Молодой израильский поэт Александр Авербух родился 15 сентября 1985 года в Луганской области и в 2001 году репатриировался в Израиль, поселившись в Тель-Авиве, и тогда же начал писать стихи. Уже в Израиле он прошел воинскую службу и получил высшее образование — закончил магистратуру Еврейского университета в Иерусалиме, и стал печататься. Facebook-страница автора говорит о том, что с 2015 года он изучает славянские языки и литературу в Университете Торонто.  

 

Фото Александра Авербуха с его страницы в Facebook

 

В 2006 году Александр оказался в шорт-листе литературной премии для начинающих поэтов и писателей «Дебют», а 2009 году вошел в шорт-лист премии «ЛитератуРРентген» и в лонг-лист «Русской премии». В этом же, 2009-м, году вышла его первая книга стихов «Встречный свет», в которой чувствуется армейская линия, но она представлена завуалировано, через символы и трагические детали. Авербух пишет и прозу — но для своих рассказов он выбирает уже не только русский, но и иврит.

Поэт, художник и переводчик Гали-Дана Зингер, которая редактировала стихи Авербуха, отзывалась о его поэзии так: «Знаки мира в его стихах в полном согласии с каббалистической традицией ищут выхода через тело поэта, становящееся анатомической проекцией мирового древа. Так может чувствовать мир тот, кто очень юн, но видит себя старым как мир».

кто сворачивает пласты не добытых никем пород,
не названных никем насекомых кто за крылья берет
и отпускает, не оставив клейма, —
кто видит город, когда его погребает тьма.

 

Источник: JewishNews

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.