«Зайт гезунт!» и «Добранич!» или Подпольная музыка штетлов

«Зайт гезунт!» и «Добранич!» или Подпольная музыка штетлов
Количество просмотров 181 Количество комментариев 0

Раньше мы уже затрагивали тему веселых еврейских профессии (шадхены и бадхены на свадьбах). На этой неделе мы поговорим о клезморим. Клезморим – это не просто музыканты, а особые еврейские народные музыканты из бродячих капелл, состоявшие из трех–пяти человек. Звучит почти научно, но к чему эти сложности, когда все определение укладывается в странноватое слово «клезмер», во множественном числе звучащее как «клезморим»?

 

А странновато это слово выглядит потому, что на иврите «кли-земер» означает вовсе не человека, а дословно переводится как «музыкальный инструмент». Но идиш тем и замечателен, что придает любому, даже самому древнему, слову собственный колорит. Может, в древнем царстве Израильском это и был музыкальный инструмент (предположим, кимвал и тимпан), только в местечке–штетле он превратился в человека. Человека, зарабатывающего на жизнь музыкой, но при том не знающего нот, сольфеджио и прочих элементов музыкальной грамоты, которыми мучают детей (в том числе, и еврейских!) в музыкальных школах. Потому что клезмер ни в какую школу никогда не ходил, ибо ему надо было помогать отцу кормить семью — как правило, многодетную. И учился он всему на слух (в этом, кстати, глубокая народность клезмеров: совершенно не сговариваясь). Точно так же, без нот и школ, учили детей и цыганские музыканты, и негры-джазмены. Да и (чего далеко ходить за примерами!) русские гармонисты, без которых и свадьба была не свадьба.

 

Картинки по запросу клезмер

 

Для того, чтобы понять то, что лежит в основе характерного звучания клезмеров, нам стоит обратиться к истории, которая, увы, начинается с печальной ноты еще в I веке нашей эры. Второй Храм был разрушен римской армией, большая часть еврейского населения были изгнаны из Эрец-Исраэль и стали народом без родины, странствуя с места на место в поисках безопасного уголка для жизни. Этот поиск привел их однажды в Центральную Европу (в первую очередь в Германию). Впоследствии этих евреев, осевших в европейских странах, назовут "ашкенази".

 

Жизнь евреев-ашкенази в течение всей их долгой истории была полна трагических событий: постоянные погромы и преследования вынудили их мигрировать, в основном на восток – в Чехию, Венгрию, Польшу, Беларусь, Литву, Россию, Украину, Румынию, и т.д. Ашкенази из Восточной Европы жили довольно тесно и скученно, что позволило им избежать ассимиляции и сохранили свою уникальную культуру.

 

Вся соль и центр культурной жизни еврейских штетлов была сосредоточена в основном в синагогах, а неотъемлемой ее частью была религиозная музыка – большинство еврейских молитв сначала пелись, и только потом произносились речитативом, и манера исполнения молитв была весьма эмоциональной.

 

Картинки по запросу клезмер

 

Однако, существовала и другая сторона еврейской жизни, где религиозная музыка не могла удовлетворить все требования народа.

Самыми радостными моментами в трудной жизни еврейской общины были различные праздники, особенно свадьбы. Это был хороший повод для всей общины, чтобы забыть свои проблемы на некоторое время. И для этого им нужна была новая музыка. Именно тогда, приблизительно в конце XIV – начале XV века и появился клезмер как светская музыка ашкеназов. Сегодня мы можем сказать, что клезмер – это наследие свадебной музыки евреев Восточной Европы.

 

Клезмеры впитывали самые различные стиль и жанры музыки – от национальных мотивов народов Восточной Европы, до полуритуальных хасидских нигунов. И, самом собой, огромную роль в становлении клезмерской музыки сыграл хазанут – синагогальное пение. Как упоминалось ранее, большинство еврейских молитв поют для того, чтобы придать им эмоциональности и глубины. Человека, который поет их, называют кантором или хазаном. Хазан использует особые модуляции или мелодические модусы, которые пришли с Ближнего Востока. Их и позаимствовали клезморим, создав собственно характерное звучание.

 

Картинки по запросу клезмер

 

Клезморим и сами музыку сочиняли, и прислушивались к тому, что играют такие же, «без сольфеджио», музыканты окружающих народов. Поэтому в их напевах можно услышать и украинские, и польские, и, особенно, румынские мелодии. (А вообще, поди-ка теперь разберись, чьи мелодии у кого звучат! Румыны, конечно, народ латинский и по определению музыкальный, как-никак двоюродные братья итальянцев, но… В общем, скажем так, все румыны видели и слышали евреев, но не все евреи точно знают, где живут румыны.) Не будем, впрочем, впадать в манию величия: даже названия многих еврейских мелодий выдают их иностранное происхождение. Есть, к примеру, такой еврейский танец — «добранич». Вус «добранич»? Фарвус «добранич»? И не ломайте голову: «добра нич» по-украински (если кто не понял) означает «доброй ночи». Правда, название любимого в Белоруссии танца «ойра-ойра» средствами славянских языков так просто не расшифровывается, зато если вспомнить, что такое на иврите «хора» и произнесете его с сильным местечковым прононсом, то услышите именно «ойра» (а может, даже и «ойрэ»…).

 

Еще одним фактором, который привнес в клезмерскую музыку духовные мотивы, стало хасидское пение – традиционные нигуны. Хасиды считают, что нигун – это один из путей к духовной связи между человеком и Б-гом. Считается, что именно хасидские нигуны стали основой для некоторых самых известных клезмерских мелодий, например, для знаменитой «Хава Нагила»

 

Еще одной ключевой особенностью клезмерской музыки является огромное разнообразие музыкальных украшений, которые используются, чтобы передать «рыдания в голосе».

 

Похожее изображение

 

С тех пор, как Второй Храм был разрушен, и все евреи потеряли свою родину, до середины ХХ века жизнь большинства из них была довольно тяжелой. Интонация плача стала символом еврейской жизни в изгнании. В клезмерской музыке этот эффект "народного плача" достигается за счет специальных приемов – дрейдлех.

 

Дрейдлех (множественное число от дрейдл – традиционной игрушка-волчок) или «спины» – музыкальные украшения из клезмерской музыки, в частности, для скрипки и кларнета. Традиционная клезмерская музыка полна трелей, форшлагов, повторов и ложных плачущих звуков. Клезморим разработали свою собственную терминологию, чтобы отличить их музыкальные эффекты от их нееврейских коллег. Крехт (стон) ассоциируется с воем, плачущим звуком, а кнейтш имитирует звук всхлипывания. Все эти термины также используются в традиционной канторской музыке, и очень легко увидеть параллель между этими двумя музыкальными формами.

 

Знали клезморим нотную грамоту или (что скорей всего) не знали, зато распорядок мелодий и обрядов на свадьбе помнили досконально и не отступали от него, как закаленный боец не отступает от строки устава. На улице играли «А гаснигн», что, как и следует из названия, означает «Уличный напев». Потом — «Зайт гезунт!» (это можно и не переводить, хотя, в данном случае, это не «до свидания», а наоборот, «здравствуйте»). Ну, и на расставание, разумеется, «Добранич».

 

После помолвки (тнаим) играли «Мазл-тов!», и это же — когда молодые выходили из-под хупы. А перед самим бракосочетанием звучала печальная и радостная одновременно «Базецн ди калэ» («Усаживание невесты»).

 

Картинки по запросу клезмер

 

Сели все за стол (женщины, как водится, от мужчин отдельно) — пожалуйста: «Тыш-нигн». Потом — «Мехутоним-танц», когда танцуют новоприобретенные родственники. «Бройгез-танц» («Танец обиды») — когда родня жениха, осмотрев приданное, обиженно дуется. В конце концов, все улаживается и уже вся большая родня танцует «Шолем-танц». И все это время поет бадхен, а шадхен, естественно, сидит за столом как почетный гость, вкушает гефилте-фиш и прикидывает новые брачные комбинации.

 

В клезмерском ансамбле тон задавала скрипка, которой вторили цимбалы, контрабас, кларнет, труба, флейта и барабан с тарелками. Но всему головой был, конечно, скрипач — «а идл мит дер фидл» . (Кроме града святого Иерушалаима: в пределах Старого города раввины запретили играть на любых инструментах кроме барабана. Но и среди барабанщиков таки-и-ие корифеи нашлись…)

 

История сохранила имена многих клезмеров. Взять хоть Стемпеню! Но о нем рассказал Шолом-Алейхем, и лучше него уже не скажешь, зато у читателей есть отличный повод перечитать нашего классика. И, в заключение: среди отпрысков клезморим, которые получили солидное образование, встречаются выдающиеся, европейского уровня, музыканты. Хотя бы тот же М. Гнесин (учебное заведение имени которого знает, наверное, каждый младенец). Один дедушка у него был клезмер, а другой — бадхен. Умелый, видать, шадхен свел его предков!..

Картинки по запросу клезмер

 

Автор: Марина Солодун, Лев Минц. Материал подготовила Мила Лернер

 


Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.