Лицо зла - Ujew

Лицо зла

Лицо зла
Количество просмотров 372 Количество комментариев 0

Когда ужас и паника после катастрофы 11 сентября 2001 года утихли, американцы стали задаваться вопросами о том, что случилось и почему. Была ли это катастрофа? Может трагедия? Преступление? Или акт войны? Во всяком случае, этот случай не имел аналогов. Почему это случилось? Самый распространенный вопрос в сторону Аль-Каида: “Почему они нас так ненавидят?”.

В период оплакивания американский философ Ли Харрис написал две книги: “Цивилизация и ее враги” и “Самоубийство разума”. Эти книги вошли в разряд тех, что переворачивают сознание и заставляют задуматься. Харрис утверждает, что причина вопросов и провалы в поисках ответов на них, заключается в том, что Запад забыл понятие врага. Либерально-демократическая политика и рыночная экономика создают определенный тип общества, выгодный тип мышления и характерный тип личности. Это тип рационального деятеля, человека, который судит действия по их последствиям и выбирает максимальный вариант. Такой человек верит, что для каждой проблемы и любого конфликта существует решение, а достичь его можно лишь сев за стол переговоров и прийти к компромиссу, удовлетворяющего всех.

В подобном мире нет врагов, лишь несерьезные конфликты интересов. Врагом считается “друг, для которого мы еще не успели сделать много хорошего”. Однако в реальном мире не все являются либеральными демократами. Здесь враг тот, “кто готов умереть ради того, чтобы убить тебя. И коль так, у него всегда есть причина наc ненавидеть. Причина эта его, а не наша”. Он видит другой мир, отличный от нашего, и в этом его мире мы - его враг. Почему они нас ненавидят? Харрис дает такой ответ: Они ненавидят нас потому что мы их враг”.

Не буду утверждать на счет плюсов и минусов понятий Харриса, но основной смысл правдив и глубок. Наш разум может затмиться, когда мы думаем, что только мы, наше общество, наша цивилизация видим вещи такими, какие они есть, и что все выбрали именно эту точку зрения, если бы у них был выбор. Только полный провал в попытке понять историю идей может объяснить эту ошибку. Когда Монтесума, лидер ацтеков, встретился с Картесом, он думал, что что встретил цивилизованного человека из цивилизованной нации. Эта ошибка стоила ему жизни и уже в течении года не существовало такой нации как ацтеки. Не все видят мир также, как мы. Ричард Вивер как-то заметил: Проблема человечества в том, что оно забывает отдать должное внимание минутам последней встречи”.

Это объясняет значение необычного наставления в конце недельной главы Бешалах. Израильтянам удалось избежать весьма безжалостной опасности в лице колесниц египетской армии, представителей современных технологий своего времени. Чудесным образом море расступилось, и Израильтяне прошли, а вот колеса колесниц погрязли в тине, они не могли ни пройти вперед, ни отступить назад и были захвачены приливом.

Израильтяне пели песни и казалось в конце концов были свободны. Но вдруг случилось нечто неблагоприятное и неожиданное. Они были атакованы новым врагом - амалеками, кочевой группой, что жила в пустыне. Моше велел Иегошуа вести людей в бой. Они сражались и победили. Тора, однако, дает понять, что это был необычный бой:

Тогда Б-г сказал Моше “Запиши это на свитке, ведь это нужно запомнить и убедись, что Иегошуа слышит это, потому что я сотворю позор из имени Амалека”. Моше построил алтарь и назвал его “Бог - мое знамя”. Он сказал “Рука на троне Б-жьем. Б-г всегда будет воевать с Амалеком, через все поколения”. (17, 14-16)

Это весьма странное утверждение, и оно написано в заметном контрасте на фоне того, как Тора говорит о египтянах. За жизнь Моше амалеки атаковали Израиль всего раз, в то время как египтяне угнетали Израильтян на протяжении длительного периода. Они не только угнетали их, но и порабощали, зарождали геноцид народа убивая каждого новорожденного мальчика. Все направление повествования предполагает, что если какая нация и стала бы символом зла, то это был бы Египет.

Но абсолютная противоположность оказывается правдой. Во книге «Дварим» Тора велит “Не возненавидь египтянина, ибо ты был чужаком на его земле”. Немного позже этого эпизода Моше повторяет предписание про Амалека, добавляя существенную деталь:

Помните, что амалеки сделали с вами когда вы вышли из Египта. Они атаковали вас когда вы были уставшие и измученные, они атаковали отстающих и не побоялись Б-га…. Вы должны вычеркнуть имя Амалек во имя небес. Не забудьте!

Нам приказано не испытывать ненависть к Египту, но помнить про Амалека. В чем разница? Самый простой ответ мы можем почерпнуть из раввинского комментария к Этике Отцов: “Когда любовь существует по определенной причине, она умирает, когда исчезает эта причина. Если любовь не имеет оснований, то она живет вечно. Тоже самое касаеться и ненависти. Если ненависть основывается на причине, то исчезает она тогда же, когда исчезает причина. Но беспричинная, необоснованная ненависть никогда не умирает.

Египтяне атаковали израильтян потому, что (как сказал Фараон): “Израильтян становиться слишком много, и они становятся все сильнее”. Иными словами, их ненависть была основана на страхе, она имела логику. Ранее египтяне уже были атакованы группой, известной как Гиксосы, и память о них была еще свежа и раны болели. Однако амалеки никогда не поддавались угрозам израильтян. Они атаковали уставших и измученных, особенно тех, кто отставал. Обобщая скажем так: Египтяне боялись израильтян потому что те были сильными. Амалеки атаковали израильтян потому что они были слабыми.

По отношению к современной терминологии мы можем назвать египтян рациональными деятелями, но не амалеков. С рациональной личностью можно договориться о мире. Стороны, вовлеченные в конфликт современем осознают, что они наносят урон не только своему врагу, но и самим себе. Именно это и подметил советчик Фараона после семи несчастий: “Разве ты не видишь, что Египет разрушен?”. Рано или поздно наступает момент, когда рационалист понимает, что преследование личных интересов начинает принимать саморазрушительный характер, тогда он начинает учиться взаимодействию.

Такой метод, однако, не относиться к нерационалистам. Эмиль Факенгейм - теолог пост-Холокостовских времен, указал на такой случай: к концу Второй Мировой Войны немцы отозвали поезда, что везли провизию для их собственной армии ради того, чтобы доставить евреев в лагеря для уничтожения. Они были настолько озабочены своей ненавистью, что готовы были рискнуть собственной победой ради выполнения методичного убийства евреев в Европе. Как заметил Факенгейм: “Это было зло во имя зла”.

По мнению Харриса, функция амалеков в еврейской памяти - быть врагом. Еврейский закон, однако, указывает две совершенно разные формы поведения по отношению к амалекам. Первая - настояние вести с ними войну. Это, кстати, Самуил велел Саулу, но тот совершенно провалил указ. Актуально ли это наставление сегодня?

Весьма ясный ответ дал рав Нахум Рабинович - нет. Маймонид пояснил, что закон о войне с амалеками была актуальна в случае, если они отказывались наладить мир и принять семь законов Ноя. Также одной из причин неактуальности этой заповеди является Синаххериб (царь Ассирии) - он так часто переселял нации, которые завоевывал, что стало уже невозможным определение их этнического происхождения. В Путеводителе растерянных он также заметил, что заповедь касалась только людей определенного биологического происхождения. Она не распространяется на “обычных” врагов или ненавистников евреев. Так что, заповедь о ведении войны с амалеками более не актуальна.

Есть и вторая заповедь - помнить и не забывать Амалека, ее мы выполняем ежегодно, читая о ней в соответствующей главе, в Шабат перед Пуримом - Шабат Захор, который связан с Пуримом благодаря Аману, потомку Агаги, сына короля амалеков. Здесь Амалек больше выступает как символ, нежели реальность.

Разделяя таким образом ответ, иудаизм выделяет разницу между древним врагом, который более не существует, и злом, которое этот враг воплощал. А зло это может случиться вновь, когда угодно и где угодно. Во времена мира легко забыть то зло, что лежит под поверхностью человеческого сердца. В доказательство тому последние три столетия: рождение Просветления, толерантность, эмансипация, либерализм и права человека убедили многих, в том числе и евреев, что коллективное зло вымерло также давно, как и амалеки. Мол зло было тогда, а сейчас его нет. Это, в свою очередь, породило национализм, фашизм, коммунизм, две Мировых Войны и тиранство, непознанное ранее - преступление человека против человека.

Сегодня особую опасность представляет террор. Здесь будут особо уместными слова политического философа Майкла Уолцера:

Если есть терроризм, то стоит ждать тирании и угнетения. Террористы стремятся к власти и убийство - их основной метод. У них своя внутренняя полиция, эскадроны смерти и пропажи. Они начинают с убийства тех, кто стоит у них на пути, переходя затем на тех, кого они якобы представляют. Если террористы добиваются успеха, то правят тиранически, и их людям, без особого согласия, приходиться терпеть на себе цену правления террористов.

Зло никогда не умирает, и, как и свобода, оно нуждается в постоянной бдительности. Нам указано помнить ради будущего, а не прошлого. Не с целью мести, а наоборот: ради мира свободного от мести и других видов насилия.

Ли Харрис начал Цивилизацию и ее врагов со слов “Тема этой книги - забывчивость”, а закончил вопросом “Может ли Запад побороть забывчивость - расплату любой успешной цивилизации?”. Именно потому нам приказано помнить и никогда не забывать Амалека. Не потому, что люди из истории все еще существуют, а потому, что не всегда с представителем рационального мира можно договориться о мире…

Мир возможен, предполагал Моше, даже с Египтом, который поработил нас и хотел уничтожить. Но мир невозможен с теми, кто атакует слабых и отвергает свой собственный народ. Свобода зависит от нашего умения помнить и когда нужно суметь противостоять “вечной группе безжалостных людей” - лицу Амалека, сквозь страницы истории...

 

  Перевод Анастасия Яценюк

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.