Средневековые традиции еврейской свадьбы - Ujew

Средневековые традиции еврейской свадьбы

Средневековые традиции еврейской свадьбы
Количество просмотров 665 Количество комментариев 0

Поскольку «веселье» в быту всячески преследовалось клерикальными кругами и исключение делалось, пожалуй, только для свадьбы, то именно она стала основным источником формирования театральной культуры евреев Средневековья и эпохи Возрождения. В свадебном обряде в эту эпоху органически синтезируются еврейская традиция театрализованных зрелищ, рожденные жизнью новые элементы еврейской культуры и различные инородные элементы.

 

Еврейская свадьба (в особенности в странах Востока) сопровождалась красочным представлением с танцами, музыкой и даже военным парадом. Свидетельства о такого рода торжествах в Европе (Испания, Франция, Германия) относятся уже к XI веку. В воспоминаниях раввина Минца (конец XV — начало XVI века) описывается обряд еврейской свадьбы в Бамберге и Познани (Польша) где сопровождающая его музыка и театрализованное пение занимают видное место.

 

Участие в брачной церемонии и празднованиях считалось мицвой, и тот, кто развлекал невесту и жениха, сравнивался с тем, кто приносил благодарственную жертву. А потому на свадебном торжестве выделилась роль ведущего, руководившего представлением и заполнявшего пантомимой промежутки между его частями, что свидетельствует о стремлении к связному представлению, последовательно сопровождающему различные моменты обряда. Ранние упоминания о такого рода ведущих встречаются уже в Талмуде (Та‘анит 22 а; Ктуббот 17 а; Брахот 30 б, 31 а).

 

Свадьба представляет собой длительный по времени цикл событий, представленных различными обрядами.

 

Так, например, у бухарских евреев в свадебный ритуал включались такие обряды как вечер помолвки («Ширинхури»), женский обряд чистки лица и окраски бровей невесты («Кошчинон»), собственно свадебные торжества в домах жениха и невесты, религиозный обряд «Хупо», обряд «Домоддаророн» — прием новобрачных родителями невесты с приглашением гостей. Все эти торжества проходят при непременном участии музыкантов и танцоров.

 

В эту эпоху обручение служило поводом для церемонии не менее пышной, чем сама свадьба. Как правило, обручение праздновалось за несколько месяцев до свадьбы.

За восемь дней до свадьбы девушка получала от будущей свекрови ручные и ножные браслеты, которые символизировали ожидавшие ее цепи супружества.

 

В субботу, предшествующую обряду бракосочетания, жених вызывается в синагоге к чтению Торы (у ашкеназов этот обычай называется ойфруфн или ойфруфнс, буквально «вызывание»). Когда вызванный для чтения Торы жених проходит к биме, его принято осыпать рисом, зернами пшеницы, орехами и конфетами.

 

Невеста обязана в один из вечеров накануне свадьбы совершить омовение в микве.

 

В ряде ашкеназских общин существует обычай обязательного посещения невестой-сиротой могил своих родителей в неделю, предшествующую свадьбе. В некоторых общинах этот обычай распространяется и на жениха-сироту.

 

 

В день свадьбы заключают договор или кетуб, письменное оформление которого обрело художественную форму, достигнув максимальной декоративной насыщенности в работах итальянских мастеров XVII-XVIII веков. Украшения могут иметь анималистический и растительный узор с библейскими персонажами и мотивами.

 

Картинки по запросу ктуба XVII-XVIII веков

Ктуба XVII века

 

Брачная церемония совершается внутри синагоги или во дворе, под свадебным балдахином-хупой. Это большой украшенный кусок ткани из шелка или бархата, поддерживаемый четырьмя столбами. Столбы могут быть вкопаны в землю или поддерживаться шаферами. Этот балдахин символизирует будущий семейный очаг и одновременно небо: бесчисленные звезды на небосклоне сулят молодой чете многочисленное потомство. Проделанное в куполе отверстие позволяет видеть кусочек неба, призываемого в свидетели бракосочетания.

 

В раннем Средневековье хупа обычно не использовалась на свадьбах. Это следует из слов Иссерлеса (Шулхан Арух), который считает её новшеством (Иссерлес к Шулхан Арух, Йорех Деа 391; Шулхан Арух, Эвен Ха-эзер 55:1). В средневековой Франции жених покрывал голову невесты своим таллитом, как символ того, что он предоставляет ей кров. Этот обычай основывался на словах Рут обращенных к Боазу: «Простри … покров твой на рабу твою; ибо ты родственник» (Рут 3:9). Эта церемония также называлась «Хупа» и была традиционной среди евреев Северной Африки.

 

В конце Средних Веков хупа помещалась внутри синагоги (Иссерлес к Шулхан Арух, Йорех Деа 391:3), но позднее она была перенесена во дворик синагоги — либо потому, что считалось недостойным помещать ее, как символ брачного шатра, внутри синагоги, либо потому, что было необходимо место для проведения свадебной вечеринки.

 

Во многих общинах новобрачного, дабы он не забывал о грядущем дне смерти, одевали в длинный белый балахон, похожий на саван, а на голову возлагали мешочек с золой.

 

На указательный палец невесты надевается обручальное кольцо. Предполагается, что именно этим пальцем она указала на своего будущего супруга. Новобрачные пьют освященное вино из одного стакана, который затем разбивают у их ног в память о разрушении Иерусалимского Храма. Спустившись с помоста, новобрачные с горящими свечами в руках во главе свадебного шествия семь раз обходят вокруг хупы, после каждого круга один из родственников произносит благословение, как бы беря чету под свое покровительство.

 

Среди ашкеназийский евреев, в дополнение к обычаю разбивать бокал, который истолковывался, как защита от злых духов, наиболее широко практиковались следующие обычаи: женщины, которые вели невесту к хупе, несли зажжённые свечи, как и другие члены свадебной церемонии, а невеста семь раз обходила вокруг жениха, стоящего под пологом.

 

 

Вхождение невесты в её будущий дом также было отмечено многочисленными церемониями. В Ливии и Джербе жених бросал с крыши глиняный кувшин с водой, и невеста входила в дом, идя по воде и разбитым черепкам. В Иерусалиме среди сефардов существовал обычай разламывать над головами жениха и невесты испечённый особенным образом пирог, который назывался «Руска», тогда как в Багдаде над головой жениха разрезалась буханка хлеба. В Афганистане по этому поводу закалывалась птица. В Джербе невеста разбивала о косяки дверей дома сырые яйца, а в Дагестане и Грузии косяки дверей намазывались маслом и мёдом. В Салониках жених стоял наверху лестницы, когда невеста впервые входила в дом, и бросал ей под ноги конфеты, рис и монеты. В Грузии жених должен был отпустить на волю с крыши дома белую птицу, а также посыпать голову невесты рисом, пшеницей и изюмом. В Ливии жених разбивал на свадебной церемонии бокал полный вина, которое, проливаясь на пол, служило знаком изобилия. А в Грузии жених, после того как он отпил вина из бокала, должен был положить в бокал обручальное кольцо, дать бокал невесте, чтобы она выпила из него, а затем достать кольцо и официально вручить его ей. В Курдистане невеста должна была держать на руках новорожденного мальчика, в то время как собравшиеся гости кричали: «Пусть ваш первенец тоже будет мальчиком».

 

В большинстве восточных общин за ночь перед свадьбой празднуется «Хина». Во время этой церемонии женщины из обеих семей, а также подруги (присутствие мужчин исключалось полностью), собирались в доме невесты и там её руки красили красной хной. Эта церемония должна была защитить от дурного глаза и иногда сопровождалась церемониальным смешением краски, которое осуществлялось матерью невесты, а также семикратным кормлением невесты на протяжении вечера.

 

Среди горных евреев Ливии свадьбы проводились за два дня до Суккот. На второй день праздника все женихи принимали участие в состязании по бегу, символизирующем строфу из Псалмов: «И он выходит, как жених из брачного чертога своего, и радуется, как исполин, пробежать поприще» (Псалмы 19:6). После этого проводятся празднества в домах новобрачных.

 

В Тунисе жениха приглашают в дом невесты на Шабат, предшествующий свадьбе, где он должен найти жареного цыплёнка, который был тщательно спрятан. На пятый день после свадьбы проводится соревнование между женихом и невестой, во время которого каждый из них должен разрезать на куски большую приготовленную рыбу для последующей подачи её на стол. Невеста всегда имеет преимущество, поскольку жениху даётся тупой нож.

 

 

Из книги Вячеслава Карпа «Еврейский театр от Авраама до Авраама Гольдфадена»

 


Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.