Где был Б-г, когда нас убивали? - Ujew

Где был Б-г, когда нас убивали?

Где был Б-г, когда нас убивали?
Количество просмотров 582 Количество комментариев 0

Скажи мне сам прямо, я зову тебя, — отвечай: представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребеночка, бившего себя кулаченком в грудь и на неотомщенных слезках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!

(Ф.М. Достоевский, «Братья Карамазовы»)

Пытаясь найти применение знаниям, полученным в университетском курсе психологии, новая учительница начала урок следующими словами: «Пусть встанет тот, кто считает себя глупым!» Спустя несколько мгновений поднялся один из учеников. Учительница удивилась, но поняла, что это как раз тот самый момент, когда она просто обязана помочь ребенку. 

— Ты действительно считаешь себя глупым? — спросила она мальчика.

— Нет, — ответил ученик, — мне просто неловко, что только вы стоите!

* * *

Глава Торы «Шмот» повествует о еврейском народе, который долгие годы страдал от гнета жестокого правителя Египта. Еврейских младенцев топили в водах Нила; мужчины и женщины были рабами египтян, страдали от побоев и пыток. Жизнь еврея утратила всякую ценность.

«И было, спустя много времени: умер царь Египта, — сказано в Торе. — И застонали сыны Израиля от работы, и возопили — и вознесся этот вопль от работы их к Всесильному» (Шмот 2:23). В Мидраше эти строки объясняются следующим образом: египетский фараон страдал от проказы, которая в те времена означала скорую смерть. Врачи сказали, что единственным его спасением станут ванны из крови еврейских младенцев, которые он должен принимать дважды в день, и для этого необходимо убивать 150 младенцев утром и 150 вечером (Шмот Раба 1:24, комментарий Раши на предыдущий стих). Страдания еврейского народа достигли предела. Именно в этот момент «вознесся этот вопль ко Всесильному; И услышал Всесильный стенание их» (Шмот 2:23–24). В далекой пустыне Синай Вс-шний убедил Моше Рабейну оставить обособленную жизнь пастуха и «войти в логово льва», освободив еврейский народ из рабства.

В ответ Вс-шнему Моше сказал: «Вот приду я к сынам Израиля и скажу им: “Всесильный Б-г ваших отцов послал меня к вам”, а они спросят меня: “Как Его имя?” — Что я тогда скажу им?»

«И ответил Всесильный, сказав Моше: “Я — сущий, который пребывает вечно!” И сказал еще: “Так скажи сынам Израиля: Вечносущий послал меня к вам”» (Шмот 3:13–14).

На первый взгляд, этот ответ не имеет смысла. Моше спрашивает имя Б-га и получает ответ: «Я — сущий, который пребывает вечно!» (буквально «Я буду... как Я буду»). Каково же значение этих слов?

Великий комментатор Торы Раши, основываясь на Талмуде (тр. Брахот 9b), дополняет слова Вс-шнего следующим образом: «Я буду [с вами в этой беде] как Я буду [с вами в будущих изгнаниях и гонениях]». 

Но и это объяснение не отвечает на вопрос в полной мере. Моше спрашивает имя Б-га, подразумевая возможность передачи евреям информации о том, как можно Его опознать. В ответ Вс-шний описывает себя при помощи глаголов, но не имени собственного; Он дает описание действий, но не самого Себя.

Чтобы в полной мере осознать ответ Вс-шнего, нам необходимо понять вопрос Моше. Моше говорит Б-гу: «Вот приду я к сынам Израиля и скажу им: “Всесильный Б-г ваших отцов послал меня к вам”, а они спросят меня: “Как Его имя?” — Что я тогда скажу им?»

Маймонид задает такой вопрос («Путеводитель рассеянных» 1:63): Почему Моше был уверен в том, что евреи захотят знать имя Б-га, возложившего на Моше миссию освобождения всего народа из рабства? Очевидно, демонстрируя знание имени Б-га, Моше определенным образом смог бы подтвердить, что он является посланником Творца, который должен вывести еврейский народ из Египта. Но почему? Если евреи знали имя Б-га до появления Моше, логично было бы предположить, что Моше также знал его, и не обязательно от Б-га. Если же евреи никогда не слышали имени Создателя, то почему должны были поверить Моше, сообщи он его?

Более того, Моше предваряет свой вопрос такими словами: «Вот приду я к сынам Израиля и скажу им: “Всесильный Б-г ваших отцов послал меня к вам”, а они спросят меня: “Как Его имя?”» То есть, Моше будет говорить с евреями о Б-ге их отцов, знакомом им по рассказам предков. Неужели отцы никогда не говорили своим детям имени Б-га? Как они называли Его в разговорах или молитвах?

Словами «вот приду я к сынам Израиля и скажу им: “Всесильный Б-г ваших отцов послал меня к вам”, а они спросят меня: “Как Его имя?” — Что я тогда скажу им?», Моше не требует сообщить ему титул Б-га или Его идентификационные данные. Он задает самый важный, душераздирающий вопрос, который евреи затем, несомненно, будут повторять, обращаясь к самому Моше. 

«Как Его имя? — будут кричать евреи-рабы. — Более восьмидесяти лет [порабощение еврейского народа началось еще до рождения Моше (см. Шмот, главы 1-2), а во время первой встречи с фараоном Моше было 80 лет (там же, 7:7)] мы страдали от непосильного гнета рабства. Тысячи наших детей были убиты по приказу фараона, который принимал ванны из их крови. Младенцев вырывали из рук матерей и топили в реке; нас били, унижали, пытали и убивали. Египтяне превратили нашу жизнь в непрекращающийся ужас и лишили нас достоинства, заставив почувствовать себя неполноценными. И вдруг великий и могучий Б-г, Властитель неба и земли, сотворивший целый мир и управляющий им, решил прочувствовать нашу боль?»

«Как Его имя? — будут кричать рабы. — Ты, Моше, говоришь о том, что Вс-шний “увидел бедствия Его народа в Египте” (Шмот 3:7) и отправил тебя спасать нас. Но где же Он был раньше? Как Его имя, кто Он, это Б-г, способный спокойно наблюдать за тем, как младенцев отбирают у матерей и бросают в Нил, чтобы фараон затем мог принимать ванны из их крови? Где Он был все 86 лет, в течение которых мы изнемогали под гнетом рабства и умирали? И мы должны слушать этого Б-га и следовать Ему? Разве можем мы доверять и быть благодарными Б-гу, который равнодушно взирал на слезы и страдания человека?»

За всю историю Всевышний так и не дал ответа на этот, самый важный из всех, вопрос, возможно, ставший основным аргументом атеиcтов. В Книге Иова, посвященной размышлениям о страданиях невинных, упоминаются слова Б-га, обращенные к Иову. Вс-шний говорит о том, что человеческий разум неспособен постичь логику, которой следует Вс-шний. Конечному и бесконечному встретиться не суждено. 

Вс-шний не дает ответа на вопрос Моше. Именно поэтому в конце главы Торы, которую мы читаем на этой неделе (Шмот 5:22–23), Моше противостоит Б-гу, говоря: «Господь! Зачем сделал Ты зло этому народу, зачем ты меня послал? Ведь с тех пор, как я пришел к фараону, чтобы говорить от имени Твоего, стало только хуже народу этому, а избавить — не избавил Ты народа Твоего!»

Вс-шний говорит Моше, что тот должен передать еврейскому народу такие слова: «Я буду как Я буду!» Мы уже знаем, что и мудрецы Талмуда, и Раши объясняют эти слова так: «Я буду [с вами в этой беде] как буду [с вами в будущих изгнаниях и гонениях]». Какой смысл кроется в них?

Я — тайна, признает Творец. Я бесконечно непонятен. Моя история недоступна для разума и сердца человека. Но ты должен знать одно: Я — не отстраненный Б-г, живущий на небесах и управляющий судьбами всех людей по воле Своей. Я поддерживаю вас во всех бедах. Я пребываю и в стоне забитого раба, и в рыданиях убитой горем матери, и в крови убитого младенца. Ты плачешь? Я плачу вместе с тобой. Ты разбит? И я тоже. И не важно, насколько глубока твоя печаль — Мне от нее еще больнее. Я не управляю вашей бедой с далекой планеты, вдали от насущных проблем твоего мира. Я с тобой — в страдании, в горе, в молитве об избавлении. 

Человек не в силах постичь «разум» Б-га. Но, говорит Вс-шний Моше, не давай ему думать о том, что Б-г, знающий цель страданий, позволяет Себе роскошь не чувствовать всю глубину опустившейся на землю тьмы. Каждая наша слеза становится Его слезой. Он не может их исключить, но все они становятся Его слезами. 

Комментарии

0 комментариев

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.